3
3835

Василий Иванович Белов

Василий Иванович Белов, известный русский писатель, живой классик

на сайте с 10 мая 2008

АВТОБИОГРАФИЯ

Фотография Василия Белова
Родился я в октябре 1932 года в д. Тимониха, Азлецкого с/с, Харовского р-на, Вологодской обл., в семье колхозников Белова Ивана Федоровича и Беловой (Коклюшкиной) Анфисы Ивановны. Я был у них вторым сыном. Поскольку в то время детей крестьян регистрировали не очень тщательно, то никаких метрических документов на меня не оказалось. Я был записан лишь в колхозной книге по учету выработанных трудодней и то ошибочно: 1933 годом. День моего рождения также в точности не известен. По рассказам родственников и матери я родился или за неделю до Покрова Богородицы, или неделю спустя. При получении свидетельства о рождении в 1949 году было поставлено приблизительное число - 23 октября и неправильный год - 1933. В 1983 году по опросам свидетелей и через народный суд был установлен подлинный год моего рождения, то есть 1932.
Когда началась Великая Отечественная война, я перешел во второй класс Сохотской начальной школы. Учились мы в здании бывшей Никольской церкви. Нашими учителями были Мартьянов Николай Ефимович и Алехинцева Рипсения Павловна. В третьем-четвертом классе меня учила Горбунова Александра Николаевна. В первом классе, помимо таблицы умножения, дробей, каллиграфии (то есть чистописания), рисования (ИЗО, как тогда говорили), чтения по букварю, Н.Е. Мартьянов увлекательно преподносил нам разные житейские истории, рассказывал о природе. Ленивым и тупым он изредка крутил уши. Еще запомнилось, как Рипсения Павловна после уроков сгоняла всю школу в один класс и мы пели "Интернационал".
Еще до школы меня научил читать старший брат Юрий. Первая моя книжка была о трактористе, который пахал около нашей восточной границы. Девочка, кажется китайская, случайно перешла по мосту на нашу сторону. Она плакала, когда ее уводили обратно.



У отца имелась небольшая библиотечка: "Вопросы ленинизма" И. Сталина, "Лесозавод" Караваевой, "Дети труда" - сборник рассказов, "На луну" (автора я не запомнил), повести Л.Н. Толстого, "Шерлок Холмс" Конан Дойля, большой том в зеленой обложке Н.В. Гоголя, "Человек, который смеется" В. Гюго, хрестоматия с рассказом Фурманова "Красный десант" и стихотворением Жарова "Песнь о металле". Все эти книги, даже Сталина, я изучил во время войны от корки до корки. Только В. Гюго я не успел прочесть, так как его "зачитали" в соседних деревнях. В школе имелась маленькая библиотечка из советских авторов: Гайдар, Маршак, Б. Житков и т. д. Библиотека бывшей приходской школы была уничтожена еще в 20-е годы. Я любил "Дальние страны" Гайдара, быстро перечитал и все остальное. Мое "книжное голодание", начавшееся раньше голодания физического, быстро становилось хроническим. Отец до войны зимними вечерами читал вслух, но позже родилась у меня неудержимая тяга к чтению самостоятельному. Я воровал книги с чердаков брошенных домов. Дома были заколочены, но мы находили какие-то щели между хлевами, забирались внутрь через подвальные окошечки и шастали. В поисках книг я забрался однажды и в жилой дом... Это было уже настоящее преступление: я украл с соседского чердака книгу Радищева "Путешествие из Петербурга в Москву". Читать ее было совершенно невозможно, я невзлюбил ее сразу же. Но прочитал до конца. С тех пор я не могу простить себе это воровство, повторенное позднее и не однажды уже для утоления физического голода. Первый мой грех, да и последующие всегда ассоциируется почему-то с Радищевым. Отец учил нас столярничать, мы соревновались с братом, у кого лучше получится табуретка. Перед войной отец постоянно ездил на заработки, плотничал то в Москве, то в Онеге. Большое влияние в смысле труда оказал на меня крестный (дядя моей матери) Иван Михайлович Коклюшкин. Его отец, мой прадед по матери, Михайло Григорьевич был верующим, я его хорошо запомнил по пению псалмов и по сказкам, которые он мне рассказывал.
После начальной школы я учился в Азлецкой семилетней школе, которую закончил в 1947 году. Все эти годы, да и последующие, связаны с физическими и нравственными лишениями. Простудился и умер мой дружок и одноклассник Толя Стулёнков, с которым пять лет сидели на одной парте. От болезни, связанной с голодом, умерла бабушка по отцу Александра Фоминишна. Умер крестный Иван Михайлович. В 1943 году при штурме Духовшинского укрепрайона погиб отец. Голод продолжался вплоть до начала 50-х годов. Ели толченую солому, замешанную на картофеле, ели кору, мох, сухой дягиль, коглину, даже дохлую конину.
После окончания семилетки учиться было негде. Ближайшая десятилетняя школа находилась в 45 км от нашей деревни. Налоги и физический голод не позволили мне закончить 10 классов. Два года на разных работах я работал в колхозе. Каждый год пытался "поступить" куда-нибудь, но каждый раз мне отказывали. Отказало Рижское мореходное училище, даже не объясняя причины. Отказало Вологодское музыкальное, а в Великоустюгское речное я опоздал на вступительные экзамены, так как не хватило денег на проездной билет... Словно в компенсацию за все это меня поставили счетоводом в колхозе. Колхозный учет был весь запутан, моя душа не лежала к бухгалтерской деятельности. Я решил уехать в ФЗО. На общем собрании меня долго не отпускали. В сельсовете не давали справку на паспорт. Метриков не было. И все же я покинул деревню и родину. Это было в марте 1949 года. Осенью этого же года я закончил школу ФЗО № 5 г. Сокол и получил аттестат столяра довольно большого, пятого разряда. Уже в ФЗО научился делать филенчатые двери, вязать рамы, освоил деревообделочные станки. Начал учиться в 8 классе вечерней школы г. Сокола, но всех нас отправили в Монзенское СМУ на строительство грандиозного лесообрабатывающего комбината. В деревне Васильевке на реке Монзе нас - человек восемьдесят - поселили в заброшенной церкви. Начали копать под фундамент пилорамы яму прямо на кладбище. Выбрасывали черепа и кости. Большая часть "фэзеошников" разбежалась, но пилораму поставили. Завезли в церковь станки, установили электростанцию ПЭС-60. В свободное от работы время я досконально изучал эту электростанцию, помогал мотористу. Одновременно освоил некоторые электромонтажные работы. Меня перевели работать мотористом на электростанцию ПЭС-60 на станции Вохтога Северной железной дороги.
По закону после ФЗО я должен был работать пять лет, но на станции Вохтога не было даже вечерней школы. Меня отпустили с работы лишь после того, как пришел вызов на вступительные экзамены в Череповецкий техникум им. Чкалова. Но я не стал учиться в техникуме из-за материальной недостаточности. Дома в деревне надо было учиться младшему брату и двум сестрам. Летом 1951 года я уехал в г. Ярославль и поступил на завод № 3 Министерства путей сообщения. Работал электромонтером, живя в общежитии. Вновь поступил в вечернюю школу, но учиться вновь не пришлось, так как весной 1952- года меня взяли в армию. С мая 1952 по декабрь 1955, то есть более трех с половиной лет я служил в армии, сначала в учебной роте, в должности радиотелеграфиста, затем старшего радиотелеграфиста в военной части 61240, в г. Красное Село Ленинградской области. Будучи военнослужащим, я вновь столкнулся с осквернением могил. Служба в войсках ОСНАЗ, подчиненных непосредственно Л.П. Берии. Еще когда был жив И.В. Сталин, я был принят кандидатом в члены партии. Приём проходил в Москве в доме на Садовом кольце на какой-то партийной комиссии и длился всего полторы минуты. При демобилизации пришлось проявить некоторую твердость, так как мне приказывали остаться на сверхсрочную службу.
Мне шел двадцать четвертый год, но у меня не было даже аттестата зрелости, срочным военнослужащим не разрешалось учиться в вечерних школах. Если бы и разрешалось, то это было бы невозможно по специфике службы. Три года каждая третья ночь была бессонной полностью и каждая вторая - наполовину. Это был самый трудный период моей жизни не только в физическом, но в нравственно-психологическом смысле. Я был в наряде, будучи часовым в летнем лагере, когда лагерный динамик объявил Л.П. Берию врагом народа.
Будучи в армии, я прочитал множество книг, а Добролюбова и Белинского даже экономил, растягивал, чтобы надольше хватило. Чтобы выжить, многие из нас писали стихи ...Я сочинял их еще в Монзенском СМУ, а здесь в армии впервые меня напечатали в военной газете "На страже Родины". Александр Решетов опубликовал одно мое стихотворение в журнале "Звезда". Я посылал письмо Н. Асееву, но он мне не ответил. Ночами я начал писать критические статьи. Написал разбор Жаровской "Гармони" критику на какую-то повесть Н. Атарова и т.д.
В декабре 1955 года я, демобилизовавшись, побыл несколько дней в дерене у матери и уехал в г. Молотов к старшему брату, у которого имелась там комната. Я поступил столяром на завод им. Дзержинского. Молодежная газета отказалась меня печатать. Бригадир столяров, который был недоволен моим высоким разрядом, назначил мне экзамен на подтверждение. Я сделал качественную трехфиленчатую дверь, уложившись в шестичасовой срок, чем подтвердил разряд, но это еще больше разозлило бригадира. Кроме аттестата, паспорта и военного билета, у меня уже имелся еще один документ - партбилет, выданный Кагановическим райкомом г. Молотова. Тяга на родину, а также некоторые личные, весьма важные, обстоятельства, вынудили меня летом 1956 года уехать в Вологду. Я пришел в Вологодский обком и попросил любую работу в любой газете области. Мне отказали. Тогда же рухнули и мои личные планы, связанные с женитьбой, некоторое время я был в замешательстве. Аттестата зрелости нет, стихи, статьи и рассказы никто не печатает, жилья нет, работы и денег нет, а помогать матери надо было по-прежнему. Несколько месяцев я работал так называемым воспитателем общежития на турундаевском торфопредприятии под Вологдой. Еще на станции Вохтога я освоил киноаппарат "Кинап" и мог быть сносным киномехаником. Но киномеханик в фанерном клубе уже был, и в мои обязанности входило открывать и закрывать этот фанерный клуб, выдавать лыжи и т.д. Такая работа меня не устраивала, и в августе 1956 г. редактор грязовецкой газеты "Коммунар", знавший меня по публикациям в "Красном Севере", на свой страх и риск оформил меня литсотрудником редакции. Около двух лет, до осени 1958 года, я работал в этой районной газете, писал статьи, фельетоны, репортажи и т. п., исходил пешком весь район. На моих глазах происходили все эксперименты, связанные с сельским хозяйством, передача МТС колхозам, внедрение кукурузы, мясные "скачки" и т.д. Деревня еще жила в те годы, но ее эксплуатация и уничтожение шло полным ходом. Осенью 1958 года я был избран первым секретарем Грязовецкого РК ВЛКСМ, но, проработав одиннадцать месяцев, подал заявление об уходе в связи с предстоящей учебой. К тому времени я закончил вечернюю школу и получил аттестат об окончании десяти классов.
С 1959 по 1964 год я учился в Москве в Литературном институте им. Горького. В те же годы начал печататься и был принят в Союз писателей СССР.
С 1964 года живу в г. Вологде, деля свое время между ею, Москвой и деревней Тимонихой. Издано множество книг на русском и других языках: прозы, драматургии и публицистики, пьесы поставлены во многих театрах. Побывал за эти же годы во множестве стран. Избрание депутатом и участие в деятельности Верховного Совета СССР полностью противоречат основной литературной работе, но нынешнее состояние нашего народа, особенно русского, вынуждает меня заниматься политикой, в частности, публицистической журналистикой.
Надеюсь все-таки в ближайшее время закончить вторую книгу из цикла исторических хроник под названием "Год великого перелома".

Добавление 1998 года.

За восемь лет реформ: родная деревня Тимониха практически вся вымерла, что и обусловило моё активное участие в публицистике. Пройдя ротацию в Верховном Совете СССР, я был непосредственным участником московских событий 1991-1993 годов. Все эти годы пытался совместить политическую деятельность (то есть публицистику) с художественной. Как это получилось, пусть судят читатели.
Всего на русском языке вышло 57 книжек общим тиражом 7 миллионов 110 тысяч экземпляров, не считая "Романа-газеты".
За рубежом на разных языках издано 49 книг. С 1993 года все зарубежные связи, кроме связей с Японией и Югославией, прекратились.

Произведения Василия Белова

фото Василия Белова
И сколько нам
отпущено жить -
никто не знает...
Но жить все равно придется,
и жить по-человечески,
Вернее по-божески...

ПРОИЗВЕДЕНИЯ БЕЛОВА ВАСИЛИЯ ИВАНОВИЧА

• Александр Невский: пьеса
• Бухтины вологодские
• Внемли себе. Записки смутного времени: сборник эссе
• Воспитание по доктору Споку: повесть
• Год великого перелома: роман
• Деревенька моя лесная: поэтический сборник
• Деревня Бердяйка: повесть
• Знойное лето: сборник рассказов
• Кануны: роман
• Лад: Очерки о народной эстетике
• Медовый месяц: повесть
• Над светлой водой: пьеса
• Плотницкие рассказы: повесть
• По 206-й: пьеса
• Повседневная жизнь русского Севера: Очерки о быте и нар.искусстве крестьян
• Привычное дело: повесть
• Пропавшие без вести: рассказы и повесть
• Рассказы о всякой живности
• Речные излуки: сборник рассказов
• Родничок: сказка
• Семейные праздники: пьеса
• Старый да малый: повесть
• Час шестый: роман

КИНОФИЛЬМЫ, снятые по произведнниям В.И.Белова


1 “Целуются зори” 1978 Москва (режиссер С. Никоненко)
2 “По 206-й” 1990 Москва (режиссер Кольцов)
3 “Все впереди” 1990-е годы Москва (режиссер Н. Бурляев)

СПЕКТАКЛИ, поставленные по произведениям В.И.Белова


1 “Над светлой водой” 1977 - Малый театр, Москва
1979 - Пушкинский театр, Ленинград
1974
70-е годы
Областные театры:
- Вологодский драматический театр

- Новгорода, Пскова, Костромы, Ижевска, Твери, Хабаровска, Тулы, Оренбурга, Сыктыквара и другие

1973
-“-
Районные театры:
- Череповца

- Прокпьевска, Чагоды и др.

2 “По 206-й” 1983 - Театр сатиры, Москва. (режиссер Плучек)
1984 - Вологодский драматический театр
1980-е годы - Минский театр
Областные театры:
Тулы, Куйбышева

3 “Бессмертный Кощей” 1982 - Театр Южно-Сахалинска
1982 - Дом культуры г. Питкляринта, Карелия
1987 Дом культуры металлургов, Череповец (режиссер Р. Смирнов)
1991 Театр “Патриот”, Ленинград
4 “Александр Невский” Начало 90-х Пушкинский театр, Ленинград
5 “Семейные праздники” 1996 МХАТ под руководством Т. Дорониной, Москва
6 “Добро, ладно, хорошо” по пр-ниям В. Белова ( по “Бухтинам” и “Целуются зори”) 1979 Ленинградский театр комедии (постановка П. Фоменко)
7 “Мир дому твоему” (по мотивам “Плотницких рассказов”) 1979 Театр имени Ленсовета, Ленинград
8 Композиция по мотивам “Бухтин” и “Плотницких рассказов” 1980 Театр “Эксперимент”, Ленинград
9 “Целуются зори” 1978 Дом культуры моряков, Калининград
10 “Мишук” (сп-ль для детей) 1986 Дом культуры, Череповец
11 “Лесная сказка” 2001 Гимназия “Гармония”, Вологда

ТЕЛЕФИЛЬМЫ, поставленные по произведениям В.И.Белова


1 “Африканыч” (по “Привычному делу”) 1971 Ленинград (режиссер Виталь?)
2 “Плотницкие рассказы” 1973 Москва (режиссер Резников). Фильм с участием Б. Бабочкина.

Награды и премии В.И Белова

фотография Василия Белова
• Почетный гражданин Харовского муниципального района. Август, 2006 г.
• Литературная премия «Ясная поляна» имени Л.Н. Толстого. 3 октября 2006 г.
• Литературная премия имени философа И.А. Ильина. 10 октября 2006 г.
• Юбилейная медаль «60 лет победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.».2005 г.
• Государственная премия Российской Федерации в области литературы и искусства. 12 июня 2004 г.
• Орден «За заслуги перед Отчеством» 4-й степени. 17 марта 2003 г.
• Орден Русской Православной Церкви «Преподобного Сергия Радонежского III степени». 29 ноября 2002 г.
• Почетный профессор Вологодского Государственного педагогического университета. 2002 г.
• Почетная грамота Государственной Думы. 2002 г.
• Медаль «300 лет Российскому флоту». 2002 г.
• Почетный член Вологодского морского собрания. 2002г.
• Пушкинская медаль «Ревнителю посвящается». (Академия Российской словесности). 2002г.
• Знак-медаль «За жертвенное служение» (Общероссийское движение «Россия Православная»). 2002 г.
• Лауреат литературной премии имени Алексея Толстого. 9 сентября 2001 г.
• Золотая пушкинская медаль к 200-летию А.С. Пушкина «За вклад за сохранение и преумножение традиций отечественной культуры». 1999 г.
• Медаль «За развитие русской мысли имени И.А. Ильина» (Общероссийское общественное движение «Россия Православная»). 18 сентября 1999 г.
• Почетный гражданин города Вологды. 1997 г.
• Юбилейная медаль «Маршал Жуков». 20 февраля 1997 г.
• Лауреат литературного конкурса имени Валерия Королева. 17 мая 1997 г.
• Действительный член Академии русской словесности. 1997г.
• Лауреат премии имени С.Аксакова. 24 сентября 1996 г.
• Почетный член Международной Академии наук Евразии. 27 мая 1995 г.
• Академик Русской Академии. 3 декабря 1995 г.
• Действительный член Петровской академии наук. 18 февраля 1993 г.
• Орден Русской Православной Церкви святого благоверного князя Даниила Московского III степени. 30 октября 1992 г.
• Лауреат литературной премии имени Л.Н. Толстого. 1992 г.
• Орден Ленина. 16 ноября 1984 г.
• Орден Трудового Красного Знамени. 22 октября 1982 г.
• Государственная премия СССР за создание высокохудожественных произведений. 5 ноября 1981 г.
• Победитель Международного конкурса в Габрово на лучшее произведение юмора и сатиры мировой литературы. 1977г.
• Юбилейная медаль «За доблестный труд в ознаменование 100-летия со дня рождения В.И. Ленина». 25 марта 1970 г.
• Медаль «За трудовое отличие». 27 ноября 1967 г.

Родные места Василия Белова

Вологодская область Харовский р-н Азла

На двоих...

Русская северная глубинка, вологодская область, Харовский р-н Азла, родные места писателя Василия Ивановича Белова

Белов Василий Иванович - "Плотницкие рассказы" (краткое содержание)


Март 1966 г; Тридцатичетырехлетний инженер Константин Платонович Зорин вспоминает, как его, выходца из деревни, унижали городские бюрократы и как когда-то возненавидел он все деревенское. А теперь тянет назад, в родную деревню, вот и приехал он сюда в отпуск, на двадцать четыре дня, и хочется баню топить каждый день, но его баня слишком стара, а восстановить её в одиночку, несмотря на плотницкую закваску, приобретенную в школе ФЗО, Зорин не может и поэтому обращается за помощью к соседу-старику Олеше Смолину, да только тот не спешит приниматься за дело, а вместо этого рассказывает Зорину о своем детстве.
Родился Олеша, как Христос, в телячьем хлеву и как раз на самое Рождество. А грешить его заставил поп: не верил, что у Олеши нет грехов, и больно драл за уши, вот и решил тот согрешить — украл отцовский табак и стал курить. И тут же покаялся. А как начал Олеша грешить, жить стало легче, стегать враз перестали, но только пошла в его жизни с тех пор всякая путанка…
На следующий день Зорин и Смолин, взяв инструменты, идут ремонтировать баню. Мимо них проходит сосед, Авинер Павлович Козонков, сухожильный старик с бойкими глазами. Олеша разыгрывает Авинера, говоря, что у того корова якобы нестельная и что он останется без молока. Козонков, не понимая юмора, злится и угрожает Олеше, что напишет куда следует про сено, накошенное Смолиным без разрешения, и что сено у него отберут. В ответ Олеша говорит, что Авинер с разрешения сельсовета косит на кладбище — покойников грабит. Смолин и Козонков окончательно ссорятся, но когда Авинер уходит, Олеша замечает: всю жизнь у них с Авинером споры. С малолетства так. А жить друг без дружки не могут.
И начинает Смолин рассказывать. Олеша и Авинер — одногодки. Как-то ребята делали птичек из глины и фуркали — кто дальше. А Авинер (тогда еще Виня) набрал глины больше всех, насадил на ивовый прут да прямехонько в Федуленково окно, стекло так и брызнуло. Все, конечно, бежать. Федуленок — из избы, а Виня один на месте остался и только приговаривал: «Вон оне в поле побежали!» Ну, Федуленок и ринулся за ними, и Олешу настиг. Да и прикончил бы, если б не Олешин отец.
В двенадцать лет Винька и Олеша приходскую школу кончили, так Винька на своем гумне все ворота матюгами исписал — почерк у него был, как у земского начальника, а от работы Винька старался увильнуть, даже плуг отцовский портил, лишь бы навоз в борозду не кидать. И когда его отца пороли за неуплату податей, Виня бегал глядеть, да еще и хвастался: видел, дескать, как тятьку пороли и он на бревнах привязанный дергался… А потом отправился Олеша в Питер. Там мастера-плотники били его сильно, но работать научили.
После стычки с Олешей Авинер в бане не показывается. Зорин, услышав, что к Козонкову приехала дочь Анфея, отправляется в гости. Авинер поит своего шести- или семилетнего внука водкой, а сам, пьяный, рассказывает Зорину о том, как ловок он был в молодости — обманывал всех вокруг и даже из-под углов только что заложенной церкви деньги вытащил.
На следующее утро Олеша на баню не является. Зорин идет к нему сам и узнает, что от Олеши требуют идти в лес — рубить ветошный корм (это результат козней Козонкова: он ведь и про работу магазина каждую неделю жалобу строчит). Только после обеда Зорин приходит ремонтировать баню и снова начинает рассказывать. На этот раз про то, как Козонков захотел жениться, да невестин отец отказал ему: на Авинеровых розвальнях завертки веревочные, так на первой же горушке, глядишь, завертка-то и лопнет…
Потом Олеша рассказывает про свою любовь. У Таньки, Федуленковой дочки, коса густая была, ниже пояса. уши белые. А глаза — даже и не глаза, а два омутка, то синие, то черные. Ну, а Олеша робок был. И как-то в Успеньев день после праздника мужики напились, а парни спали на повети неподалеку от девок. Винька тогда пьяным прикинулся, а Олеша стал проситься под полог, где собирались спать Олешина двоюродная да Танька. Тут двоюродная-то и шмыгнула в избу: самовар, дескать, забыла закрыть. И назад не вышла — догадливая она была. А Олеша, весь от страха дрожа, — к Таньке, да та стала уговаривать его уйти… Олеша сдуру и пошел на улицу. Проплясался, а когда уже под утро зашел на поветь, услышал, как Винька под пологом его Таньку жамкает. И как целуются. А двоюродная, обсмеяв Олешу, сказала, что Танька велела его найти, да только где сыскать-то? Будто век не плясывал.
Олеша заканчивает свой рассказ. Мимо проезжает грузовик, водитель оскорбляет Смолина, однако Олеша лишь восхищается им: молодец, сразу видно — нездешний. Зорин, злясь и на водителя и на беззлобие Смолина, уходит не попрощавшись. Козонков, придя к Смолину, рассказывает, как с восемнадцатого года стал он правой рукой Табакова, уполномоченного финотдела РИКа. И сам с колокольни колокол спехивал, да еще и маленькую нужду оттуда справил, с колокольни-то. И в группке бедноты, созданной, чтоб вывести кулаков на чистую воду и открыть в деревне классовую войну, Авинер тоже участвовал. Так теперь товарищ Табаков, говорят, на персональной живет, и Козонков интересуется, нельзя ли и ему тоже персональную? Вот и документы все собраны… Зорин смотрит документы, но их явно недостаточно. Авинер жалуется, что посылал, дескать, заявление на персональную в район, да затеряли там: кругом одна плутня да бюрократство. А ведь Козонков, считай, с восемнадцатого года на руководящих работах — и секретарем в сельсовете, и бригадиром, два года «зав. мэтээф работал, а потом в сельпе» всю войну займы распространял. И наган у него был. Как-то повздорил Козонков с Федуленком — наганом грозил, а потом добился, чтоб того в колхоз не приняли: две коровы, два самовара, дом двоежилой. И тут Федуленка, как единоличника, таким налогом обложили… Авинер уходит. Дом Федуленка, где была контора колхоза, глядит пустыми, без рам, окошками. А на князьке сидит и мерзнет нахохленная ворона. Ей ничего не хочется делать.
Отпуск Зорина подходит к концу. Олеша работает на совесть и потому медленно. И рассказывает он Зорину, как направляли их, бывало, на трудгужповинность — дороги строить, как гнали то на лесозаготовку, то на сплав, а потом еще надо было в колхозе хлеб посеять, да только получалось на четыре недели позже нужного. Вспоминает Олеша, как пришли описывать имущество Федуленка. Дом — с молотка. Всю семью — в ссылку. Когда прощались, Танька к Олеше при всем народе подошла. Да как заплачет… Увезли их в Печору, было от них в первое время два или три письма, а потом — ни слуху ни духу. Олеше тогда Винька Козонков кулацкую агитацию приписал, и мучили Смолина сильно. Да и теперь Олеша не решается рассказать Зорину все до конца — тот ведь «партейный».
Баня оказывается готовой. Зорин хочет рассчитаться с Олешей, но тот будто не слышит. Потом они вместе парятся. Зорин специально для Олеши включает транзистор, оба слушают «Прекрасную мельничиху» Шуберта, а затем Зорин дарит транзистор Олеше.
Перед отъездом к Зорину приходят Олеша и Авинер. Выпив, они начинают спорить о коллективизации. Олеша говорит, что в деревне было не три слоя — кулак, бедняк и середняк, — а тридцать три, вспоминает, как в кулаки записали Кузю Перьева (у него и коровы-то не было, да только Табакова обматерил в праздник). А по словам Авинера, Смолина самого следовало бы вместе с Федуленком — под корень: «Ты контра была, контра и есть». Доходит до драки. Авинер стучит о стену Олешиной головой. Появляется Настасья, жена Олеши, и уводит его домой. уходит и Авинер, приговаривая: «Я за дисциплинку родному брату… головы не пожалею… Отлетит в сторону!»
У Зорина начинается грипп. Он засыпает, потом встает и, пошатываясь, идет к Смолину. А там сидят и мирно беседуют… Авинер и Олеша. Смолин говорит, что оба они в одну землю уйдут, и просит Авинера, если Олеша умрет раньше, сделать ему гроб честь по чести — на шипах. И Козонков просит Смолина о том же, если Олеша его переживет. А потом оба, клоня сивые головы, тихо, стройно запевают старинную протяжную песню.
Зорин не может им подтянуть — он не знает ни слова из этой песни…

Белов Василий Иванович - "Привычное дело" (краткое содержание)

Едет на дровнях мужик Иван Африканович Дрынов. Напился с трак­тористом Мишкой Петровым и теперь с мерином Пармёном беседу­ет. Везет из сельпо товар для магазина, а заехал спьяну не в ту деревню, значит, домой только — к утру… Дело привычное. А ночью по дороге нагоняет Ивана Африкановича все тот же Мишка. Еще вы­пили. И тут решает Иван Африканович сосватать Мишке свою трою­родную сестру, сорокалетнюю Нюшку-зоотехницу. Она, правда, с бельмом, зато если с левого боку глядеть, так и не видно… Нюшка прогоняет друзей ухватом, и ночевать им приходится в бане.
И как раз в это время у жены Ивана Африкановича Катерины родится девятый, Иван. А Катерина, хоть и запретила ей фельдшери­ца строго-настрого, после родов — сразу на работу, тяжело больная. И вспоминает Катерина, как в Петров день наблудил Иван с бойкой бабенкой из их села Дашкой Путанкой и потом, когда Катерина про­стила его, на радостях обменял доставшуюся от деда Библию на «гар­монью» — жену веселить. А сейчас Дашка не хочет ухаживать за телятами, так Катерине приходится работать и за нее (а иначе семью и не прокормишь). Измученная работой и болезнью, Катерина вне­запно падает в обморок. Ее увозят в больницу. Гипертония, удар. И только больше чем через две недели она возвращается домой.
А Иван Африканович тоже вспоминает про гармонь: не успел он научиться даже и на басах играть, как ее отобрали за недоимки.
Приходит время сенокоса. Иван Африканович в лесу, тайком, за семь верст от деревни косит по ночам. Если трех стогов не накосишь, корову кормить нечем: десяти процентов накошенного в колхозе сена хватает самое большее на месяц. В одну из ночей Иван Африканович берет с собой малолетнего сына Гришку, а тот потом по глупости рассказывает районному уполномоченному, что ходил с отцом ночью в лес косить. Ивану Африкановичу грозят судом: ведь он депутат сель­совета, а потом тот же уполномоченный требует «подсказать», кто еще в лесу по ночам косит, написать список… За это он обещает «не обобществлять» личные стога Дрынова. Иван Африканович договари­вается с соседским председателем и вместе с Катериной ходит в лес на чужую территорию косить по ночам.
В это время в их деревню приезжает из Мурманска без копейки денег Митька Поляков, брат Катерины. Недели не прошло, как он напоил всю деревню, начальство облаял, Мишке сосватал Дашку Путанку, да и корову сеном обеспечил. И все будто походя. Дашка Путанка поит Мишку приворотным зельем, и его потом долго рвет, а через день по Митькиному наущению они едут в сельсовет и распи­сываются. Вскоре Дашка срывает с Мишкиного трактора репродук­цию картины Рубенса «Союз земли и воды» (там изображена голая баба, по общему мнению, вылитая Нюшка) и сжигает «картинку» в печи из ревности. Мишка в ответ чуть не сбрасывает трактором Дашку, моющуюся в бане, вместе с баней прямо в речку. В результа­те — трактор поврежден, а на чердаке бани обнаружено незаконно скошенное сено. Сено заодно начинают искать у всех в деревне, дохо­дит очередь и до Ивана Африкановича. Дело привычное.
Митьку вызывают в милицию, в район (за соучастие в порче трак­тора и за сено), но по ошибке пятнадцать суток дают не ему, а другому Полякову, тоже из Сосновки (там полдеревни Поляковы). Мишка же свои пятнадцать суток отбывает прямо в своей деревне, без отрыва от производства, по вечерам напиваясь с приставленным к нему сержантом.
После того как у Ивана Африкановича отбирают все накошенное тайком сено, Митька убеждает его бросить деревню и уехать в Запо­лярье на заработки. Не хочет Дрынов покидать родные места, да ведь если Митьку послушать, то другого выхода-то и нет… И Иван Афри­канович решается. Председатель не хочет давать ему справку, по ко­торой можно получить паспорт, но Дрынов в отчаянии угрожает ему кочергой, и председатель вдруг сникает: «Хоть все разбегитесь…»
Теперь Иван Африканович — вольный казак. Он прощается с Ка­териной и вдруг весь сжимается от боли, жалости и любви к ней. И, ничего не говоря, отталкивает ее, словно с берега в омут.
А Катерине после его отъезда приходится косить одной. Там-то, во время косьбы, и настигает ее второй удар. Еле живую, ее привозят домой. И в больницу в таком состоянии нельзя — умрет, не довезут.
А Иван Африканович возвращается в родную деревню. Наездился. И рассказывает он чуть знакомому парню из дальней заозерной де­ревни, как поехали было с Митькой, да он лук продавал и вовремя в поезд вскочить не успел, а билеты-то все у него и остались. Высадили Ивана Африкановича и потребовали, чтобы он в течение трех часов уехал назад, в деревню, а штраф, мол, в колхоз пришлют, да только как ехать, если не на что, — не сказали. И вдруг — поезд подошел и с него слез Митька. Так тут Иван Африканович и взмолился: «Не надо мне ничего, отпусти ты меня только домой». Продали они лук, купили обратный билет, и поехал, наконец, Дрынов домой.
А парень в ответ на рассказ сообщает новость: в деревне Ивана Африкановича баба померла, ребятишек много осталось. Парень ухо­дит, а Дрынов вдруг падает на дорогу, зажимает руками голову и перекатывается в придорожную канаву. Бухает кулаком в луговину, грызет землю…
Рогуля, корова Ивана Африкановича, вспоминает свою жизнь, будто удивляясь ей, косматому солнцу, теплу. Она всегда была равно­душна к себе, и очень редко нарушалась ее вневременная необъятная созерцательность. Приходит мать Катерины Евстолья, плачет над своей ведерницей и велит всем детям обнять Рогулю, проститься. Дрынов просит Мишку зарезать корову, сам не может. Мясо обеща­ют принять в столовую. Иван Африканович перебирает Рогулины по­троха, и на его окровавленные пальцы капают слезы.
Детей Ивана Африкановича, Митьку и Ваську, отдают в приют,
Антошку — в училище. Митька пишет, чтобы посылали Катюшку нему в Мурманск, только больно мала-то. Остаются Гришка с Марусей да два младенца. И то трудно: Евстолья стара, руки стали худые. Она вспоминает, как Катерина перед смертью, уже без памяти, звала мужа: «Иван, ветрено, ой, Иван, ветрено как!»
После смерти жены Иван Африканович не хочет жить. Ходит об­росший, страшный да курит горький сельповский табак. А Нюшка берет на себя заботу о его детях.
Иван Африканович идет в лес (ищет осину для новой лодки) и вдруг видит на ветке платок Катерины. Глотая слезы, вдыхает горь­кий, родимый запах ее волос… Надо идти. Идти. Постепенно он по­нимает, что заблудился. А без хлеба в лесу каюк. Он много думает о смерти, все больше слабеет и лишь на третий день, когда уже на ка­рачках ползет, вдруг слышит тракторный гул. А спасший своего друга Мишка поначалу думает, что Иван Африканович пьян, да так ничего и не понимает. Дело привычное.
…Через два дня, на сороковой день после Катерининой смерти, Иван Африканович, сидя на могиле жены, рассказывает ей о детях, говорит, что худо ему без нее, что будет ходить к ней. И просит ждать… «Милая, светлая моя… вон рябины тебе принес…»
Он весь дрожит. Горе пластает его на похолодевшей, не обросшей травой земле. И никто этого не видит.

Белов Василий Иванович - "Такая война" (краткое содержание)

Ваню — сына Дарьи Румянцевой — убило на фронте в 42-м г., а бу­мага с печатью и непонятной, но уж больно подозрительной подпи­сью (один крючок с петелькой) приходит больше чем через год. И решает Дарья, что бумага фальшивая, подделанная каким-то недоб­рым человеком.
Когда через деревню проезжают цыгане, Дарья каждый раз ходит гадать на Ваню. И каждый раз карты раскидываются как нельзя лучше. Получается — жив он. И Дарья терпеливо ждет конца войны.
К ночи, зимой и осенью, она уходит на конюшню стеречь лоша­дей и там все думает про сына Ивана С рассветом возвращается, во­лоча по пути какую-нибудь ломину, брошенный колышек либо гнилую тесину — без дров зимой не проживешь. Избу она топит через день, а картошку выдумывает варить в самоваре: и проще и вы­годнее, да и кипяток для питья выходит вроде бы чем-то позанятнее.
Дарья еще не вышла из возраста, и с нее берут полный налог: яйца, мясо, шерсть, картошку. И все она уже сдала, кое-что прику­пив, иногда заменив одно другим, и только по мясу числится за ней недоимка да денежный налог весь целехонький, не говоря уж о стра­ховке, займе и самообложении. По этим статьям у нее и за прошлый сорок второй год не выплачено. А тут Пашка Неуступов, по прозвищу Куверик, по здоровью не взятый в армию Ванин одногодок, при­носит Дарье новые обязательства. И требует «с государством рассчи­тываться».
Голод в народе начинается как-то незаметно, понемногу, и никто не всплескивает руками, когда в колхозе от истощения умирает пер­вая старуха. А двери теперь почти не закрываются от великого изоби­лия нищих. Вскоре становится совсем нечего есть. Бабы ходят в дальний, еще хлебный колхоз — менять одежду на зерно и картош­ку. У Дарьи есть хороший полушерстяной Иванов костюм. Иван купил его за три недели до войны, не успел и поносить вдоволь. Когда Дарье становится невмоготу и начинает больно болеть сердце, она вы­носит костюм из сенника и ловит далекий, уже забиваемый затхлос­тью сундука Ванюшин запах. Раз, вывернув карманы, видит копеечку и махорочную пыльцу и потом долго сидит, разволнованная, с облег­чающими слезами. А копеечку прячет в сахарницу.
На Первое мая сельский дедко, сивый бухтинник Миша, покупает ее единственную оставшуюся живность — козу. Половину цены Дарья берет деньгами (и тут же отдает их финагенту), половину — картошкой. И делит картошку тоже пополам: корзину на питание, корзину на семена. Но чтобы не умереть, приходится варить в само­варе и эту семенную картошку. Наконец Дарья решается: идет с ба­бами, выменивает Иванов костюм на полмешка картошки и обрезками сажает полторы гряды. А корзиной оставшихся обрезан­ных картофелин питается до самой Казанской.
Наступает лето. Дарья каждый день ходит с бабами косить, а на привалах греет на солнышке опухшие ноги. Ее все время тянет в сон, кружится голова и тонко, по-угарному звенит в ушах. Дома Дарья разговаривает с самоваром, как раньше разговаривала с козой или с подпольной мышкой (мышка в ее избе теперь не живет).
И вдруг к Дарье снова приходит Пашка Куверик и требует запла­тить деньги. Одна ты, говорит, во всей деревне злоупорничаешь. Боль­ше Пашка ждать не намерен: придется, видно, принимать меры. Деловито оглядев избу, он начинает описывать имущество, потом уносит то, что находит ценным, — два фунта шерсти и самовар. Дарья, плача, умоляет оставить ей самовар: «Век буду Бога за тебя молить, Пашенька», но Кувери и слушать не хочет.
Без самовара в избе становится совсем неприютно и пусто. Дарья плачет, но и слезы в глазах кончаются. Она грызет мягкую, изросшую в земле картофелину, еще одну. Лежа на печи, Дарья пытается отде­лить явь от сна и никак не может. Далекие громы кажутся ей шумом широкой, идущей двумя полосами войны. Война представляется Дарье в виде двух бесконечных рядов солдат с ружьями, и эти солда­ты поочередно стреляют друг в друга. А Иван — на горушке, и у него почему-то нет ружья. Дарья мучительно хочет окрикнуть его, чтобы он поскорее взял ружье, но крика не получается. Она бежит к сыну, да ноги не слушаются и что-то тяжелое, всесильное мешает ей. А ряды солдат все дальше и дальше…
На третий или четвертый день Сурганиха видит в магазине вы­ставленный на прилавке Дарьин самовар. «Бес этот Куверик, — дума­ет Сурганиха, — самовар отнял у старухи». На покосе она рас­сказывает о самоваре бабам, выясняется, что Дарья уже третий день не выходит в поле. Бабы со всей деревни собирают кто сколько может и, выкупив самовар, довольные, идут к Дарьиной избе, да только хозяйки в ней нет. «Видно, сердешная, по миру ушла», — го­ворит Сурганиха.
За лето через деревню идут сотни нищих: стариков, детей, стару­шек. Но Дарью никто не видел, и домой она не возвращается. И только зимой до деревни доходит слух, что километрах в десяти от­сюда, в сеновале на лесной пустоши, нашли какую-то мертвую стару­ху. Кусочки в ее корзине уже высохли, и одежда на ней была летняя. Бабы единогласно решают, что это обязательно и есть ихняя Дарья. Но старик Миша только подсмеивается над бабами: «Да разве мало таких старух по матушке-Расее? Ежели считать этих старух, дак, поди, и цифров не хватит».
А может, и правы они, эти бабы, кто знает? Они, бабы, почти всегда бывают правы, особенно когда на земле такая война…

Василий БЕЛОВ "ЛАД"

Очерки о народной эстетике


Оглавление

ОТ АВТОРА

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

КРУГЛЫЙ ГОД
Весна | Лето | Осень | Зима
ПОДМАСТЕРЬЯ И МАСТЕРА
Плотники | Кузнецы | Копатели колодцев | Пастухи | Сапожники | Столяры | Нищие | Лодочники | Печники | Гончары | Коновалы | Каталя | Мельники | Торговцы | Знахари
СПУТНИК ЖЕНСКОЙ СУДЬБЫ
Лен | Теребление льна | Обмолот | Расстил | Битье масла | Мятка | Трепка | Очес | Пряжа | Обработка пряжи | Тканье | Обыденная пелена | Выбеливание | Витье веревок | Вязка рыболовных снастей | Незримые лавинки |
РУКОДЕЛЬНИЦЫ
Шитье | Вязание | Плетение |
ОСТАНОВЛЕННЫЕ МГНОВЕНИЯ
Кружевоплетение | Чернение по серебру | Шемогодская резьба по бересте | Резьба по кости |

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

МИРЯНЕ
Край | Волость | Деревня | Подворье | Семья |
ЖИЗНЕННЫЙ КРУГ
Младенчество | Детство | Отрочество | Юность | Пора возмужания | Преклонные годы | Старость |
РОДНОЕ ГНЕЗДО
Лесной сеновал | Лесная избушка | Поскотина | Гумно | Амбар | Баня | Дом | В доме и около | Двор |
БУДНИ И ПРАЗДНИКИ
По вытям | Неделя | Неразлучная пара |
ЗАСТОЛЬЩИНА
Ржаное | Житное | Скоромное | Рыбное | Огородное | Лесные дары | О чем звенит самовар
ОДЕЖДА
ИГРЫ
На границе яви и сна | Серебро и золото детства | Долгое расставание

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

ДЛИНОЮ В ЖИЗНЬ
Свадьба | Крестины | Похороны | Проводы в армию | Помочи | Ярмарка | Сход | Гуляния | Праздник | Святки | Масленица |
НАЧАЛО ВСЕХ НАЧАЛ
Разговор | Предание | Бывальщина | Сказка | Бухтина | Пословица | Песня | Причитание | Частушка | Раек | Заговор | Загадка | Прозвища
НЕ СЛОВОМ ЕДИНЫМ
ДРЕВОТЕСНОЕ-КАМНЕТЕСНОЕ
Клеть | Изба | Дом | Мельница | Часовня | Храм
* О НАРОДНОЙ СКУЛЬПТУРЕ | ИЗУГРАФЫ | РОЖДЕННЫЙ НЕПОВТОРИМЫМ*

Книгу можно прочесть по ссылке:

Книга "ЛАД"

переходим к чтению книги по ссылке

Материал из Википедии - В.И.Белов

XPOHOC

Белов Василий Иванович

БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ

ЛЮДИ - Василий Иванович Белов

Купить книгу Василия Белова с Ozon.ru

В сборник избранных произведений известного советского писателя, лауреата Государственной премии СССР Василия Белова вошли полюбившиеся читателю рассказы и повести, такие как: "Под извоз", "За тремя волоками", "Холмы", "Бобришный угор", "Привычное дело", "Бухтины вологодские", и цикл "Воспитание по доктору Споку".
Основные произведения тесно связаны с миром северной русской деревни. Автора отличает в них близкое знание быта, забот, характеров, кровный интерес к жизни современного человека, к его духовному и душевному миру.

Василий Белов. Рассказы и повести
Книга
Автор:
В. И. Белов
Цена:
414.00 руб.
Вес:
595 г
развернуть
В сборник избранных произведений известного советского писателя, лауреата Государственной премии СССР Василия Белова вошли полюбившиеся читателю рассказы и повести, ...

Тропинки

  • АВТОБИОГРАФИЯ
  • Произведения Василия Белова
  • КИНОФИЛЬМЫ, снятые по произведнниям В.И.Белова
  • СПЕКТАКЛИ, поставленные по произведениям В.И.Белова
  • ТЕЛЕФИЛЬМЫ, поставленные по произведениям В.И.Белова
  • Награды и премии
  • Родные места Василия Белова Видео:
  • Видео: На двоих...Русская северная глубинка, вологодская область, Харовский р-н Азла, родные места писателя Василия Ивановича Белова
  • Белов Василий Иванович - "Плотницкие рассказы" (краткое содержание)
  • Белов Василий Иванович - "Привычное дело" (краткое содержание)
  • Белов Василий Иванович - "Такая война" (краткое содержание)
  • Василий БЕЛОВ "ЛАД" Очерки о народной эстетике
  • Книга "ЛАД"
    переходим к чтению книги по ссылке
  • Материал из Википедии - В.И.Белов
  • XPOHOC
    Белов Василий Иванович
  • ЛЮДИ - Василий Иванович Белов
  • Книга - Василий Белов. Рассказы и повести - на Ozon.ru

Комментарии

3 июня 2008 в 02:38
 
Очень интересно. Спасибо. Пара советов, если позволите: скройте рсс ленту, а ее заголовок сделайте заголовком компаса, так он информативнее будет.
автор
3 июня 2008 в 07:52
 
Очень интересно. Спасибо. Пара советов, если позволите: скройте рсс ленту, а ее заголовок сделайте заголовком компаса, так он информативнее будет.
спасибо, это мой первый опыт в Компасе) сейчас попробую исправить)
3 июня 2008 в 11:12
 
спасибо, это мой первый опыт в Компасе) сейчас попробую исправить)
Это Вам спасибо! С почином :)
автор
3 июня 2008 в 11:53
 
Это Вам спасибо! С почином :)
спасибо!) кстати - это увлекательно!
я вчера остановится не могла, пока не довела до конца этот компас) :))
4 июня 2008 в 12:25
 
спасибо!) кстати - это увлекательно!
я вчера остановится не могла, пока не довела до конца этот компас) :))
Согласен. Особенно радует результат, который в конце получается. Смотришь и радуешься, так все симпотно :)
автор
4 июня 2008 в 18:32
 
Согласен. Особенно радует результат, который в конце получается. Смотришь и радуешься, так все симпотно :)
аха!) :))
4 июня 2008 в 23:37
 
Отличный компас получился! К своему стыду, ничего у Белова не читала. А вот с Вашей помощью сейчас скачаю книжку себе на КПК ;)
автор
5 июня 2008 в 05:31
 
Отличный компас получился! К своему стыду, ничего у Белова не читала. А вот с Вашей помощью сейчас скачаю книжку себе на КПК ;)
Благодарю Соня!) я правильно поняла. как вас зовут?)
Василий Белов - замечательный человек)
Знакома с ним)))

Оставить комментарий

Поделиться с друзьями

Share on Twitter




Состоит в группах