2
7123

Загадочный писатель Хольм Ван Зайчик

«Великий еврокитайский гуманист» Хольм Ван Зайчик и цикл его романов «Плохих людей нет» — весьма загадочные и, в политическом аспекте — самые неоднозначные явления постсоветской литературы.

на сайте с 29 декабря 2007

Основная информация о Хольм Ван Зайчике

всё, что нужно про него знать

Всё о Хольм Ван Зайчике в сети

Вопросы и ответы на них

О писателе и его книгах

Хольм Ван Зайчик

Информация о Хольме Ван Зайчике

Весь список его книг

Копия поста с сайта LiveJournal

Пользователь trobar 21 ноября 2007 в 12:24:00 писал:

свое для себя 10
УТОПИЯ ПЕЛЬМЕНЕЙ
(семейные ценности Хольма Ван Зайчика)
Едва ли можно назвать точные сроки, когда в российской прессе и поп-культуре появился тренд на «позитив». По меньшей мере, лет пять существует общая установка: «потребитель устал от чернухи, проблем и разоблачений, его нужно радовать, рассказывать о хорошем, побуждать волю к жизни и успеху». Пожалуй, эту миссию можно назвать благородной и человеколюбивой, даже принимая во внимание, что позади апостолов позитива стоят заградотряды рекламистов. К настоящему моменту едва ли не все жители России твердо уверены, что портянки должны быть в клетку и даже знают, какие именно расцветки и размеры клеток наиболее актуальны наступающей зимой. И вроде бы научились этому знанию радоваться. В поп-литературе одной из первых ласточек позитива стал Хольм Ван Зайчик (проект писателя Рыбакова и китаиста Алимова) – мифический голландец, эмигрировавший в Китай и после череды шпионских приключений нашедший душевную гармонию в посадке капусты среди верных традициям предков китайских крестьян (видимо, выращивание голландских роз его бы не удовлетворило). Обретенной мудростью Ван Зайчик делится с миром в цикле романов, действие которых происходит в Ордуси – евразийской империи, включающей в себя чуть ли не весь континент. В результате ряда альтернативно-исторических событий (начавшихся с объединения в союз нерушимый Руси и Орды), а главное – обустройства с помощью конфуцианской утонченности русско-татарской бескрайней души, между Желтым и Белым морям расцвело царство процветания и умиротворенности. Разве что на европейском краешке Евразии и за Атлантическим океаном еще обитают варвары, угрожающие гармонии под небесами. «В наше время – время засилья извращенной литературы для изломанных, а оттого особенно самодовольных одиночек сделались чрезвычайно редкими книги, в которых царят естественные чувства: любовь мужа к своей жене, жены к своему мужу, нормальная потребность в друзьях и единочаятелях, преданность своей стране, которая называется не страной, а Родиной…» - сетуют авторы Ван Зайчика и стремятся по мере сил восполнить дефицит таковых. «Чтение Ван Зайчика облагораживает душу и возвышает ум, - утверждают участники проекта, - Конечно, лишь в том случае, если у читателя имеется и то, и другое». Действительно, все известные рецепты философского камня подчеркивают, что Делание должно совершаться в должном состоянии духа, так что если не вышло – значит, делателю не удалось этого состояния достичь. Кстати, так оно и есть. Уникальность ордусской эпопеи в том, что это утопия без политических идей. Отдельные фрагменты государственного устройства и законодательства Ордуси, проявляющиеся по мере разворачивания зайчиковых цзюаней, погоды, в общем-то, не делают – в мировой истории они так или иначе использовались, вместе и порознь, и к особо впечатляющим результатам нигде не привели. Важно не формальности, а мотивы и отношения. Автор этих строк тоже всегда полагал, что с хорошими людьми можно жить хоть в теократической империи, хоть в конфедерации анархических общин. Однако за не очень пока долгую жизнь я выработал презумпцию виновности в отношении всех, кто имеет власть – и до сих пор это правило меня, увы, не подводило. Как признавался один политик, «я всегда думаю о людях плохо. Однако регулярно они умудряются оказаться хуже, чем я о них думал».А в чуть ли не двухмиллиардной Ордуси царят хорошие семейные отношения между поданными и властителями. Император и его чиновники следуют мандату Неба, полученному мистическим образом и заботятся о подданных («драгоценных подданных») как о младших членах семьи. Названия госучереждений и должностей чиновников можно сложить в романтическую поэму: Управление возвышенных стремлений, Отделение человеколюбия, Бронзовая подпорка гармонии, Муж, поддерживающий неустрашимость, Хранитель золотой середины (хотя они звучали бы куда лучше, если бы шесть десятилетий как не было б известно о министерстве Правды). При таких мужах, поддерживающих неустрашимость, ордусский обыватель может без тревоги получать удовольствие от жизни (разумеется, надлежащим и уместным образом) и ни о чем не беспокоиться. Герои ордусского цикла очень вкусно едят и пьют (одно описание фестиваля пельменей в начале «Незалежных дервишей» чего стоит! «Золотая жемчужина морского дракона» - вот поди догадайся, какая должна быть начинка у пельменя с таким имечком…) знают толк в одежде и украшениях (даже оперуполномоченный Багатур Лобо регулярно демонстрирует знания о тканях и покроях). При этом, в отличие от бездуховных нас (и западных варваров ванзайчикового мира), которым в смысле одежды достаточно, чтобы это было Versace и было достаточно дорого, ордусяне предаются потребительству осмысленному и духовному: три золотые пластины на поясе символизируют три столицы Ордуси и, стало быть, патриотизм носителя, а жемчужина на шапке – сыновью почтительность и уважение к государю и т.д. (хотя так выходит, наверное, еще дороже). В свободное от постижения истинной сущности пельменей время ордусяне созерцают то карпов в пруду, то лебедей на озере, то цветущие персиковые деревья. Они помешаны на вежливости и хороших манерах («ваш слуга позволит себе отяготить вас нижайшей просьбой» - «ничтожный будет рад отложить свои малозначащие занятия», вплоть до «драгоценные преждерожденные, не забывайте ваши яшмовые вещи в вагонах поезда»). Несмотря на антикоммунизм авторов, Ордусь чем дальше, тем больше напоминает застойный Союз, каким он предстает ностальгической памяти. Точнее – образ прекрасного далека из советской фантастики этого периода или (что, впрочем, одно и то же) современную программу КПРФ. Как сон золотой воспринимаются сцены, когда, например, крупный железнодорожный начальник распекает своих подчиненных за то, что пожилую пассажирку – о, ужас – продуло в поезде, или стражи порядка («вэйтухаи», в переводе - «хранители земли и неба») подбирают на улице пьяного, отвозят домой, укладывают спать и оставляют на тумбочке упаковку анальгетика (впрочем, свою дюжину палок он получит – потом). Несколько раз упоминается «нормальный пятичасовой рабочий день». Остальные девятнадцать, как уже было сказано, у нормального ордусянина отданы семье и хобби. «Они же работают как ненормальные, - рассказывает в «Деле лис-оборотней» владелец совместного с варварами предприятия, - вы знаете, оказалось – это работа ради прибытка. Больше прибыток, больше, еще больше! Это для них главное. Нет, я не против работы, я согласен трудиться, я это умею и люблю, но – ради чего?»Ордусь – это мир без страстей и почти без греха (подзаголовок цикла - «плохих людей нет»). В отличие от варваров, для которых жадность, лживость и агрессивность необходимая часть образа жизни (и то сострадательные герои Ван Зайчика испытывают к чертям заморским в основном жалость), в Ордуси злодейство – это довольно редко встречающаяся болезнь, одержимость. Например, в огромной, сложно устроенной империи в принципе отсутствует борьба за власть. Учитывая, что одна династия правит ей много веков и по количеству боковых ветвей уже должна сравняться с баобабом – и все эти великие князья заняты, можно предположить, исключительно чайными церемониями. Андрей Валентинов (устроивший детальный разбор ордусской альтернативной истории) справедливо замечает, что русский мужик, цитирующий «Лунь Юй» чуть ли не целыми главами, производит впечатление умиротворенного посредством лоботомии. А ведь создатели Ван Зайчика, профессиональные китаисты, отлично знают, что реальные, исторические китайцы с конфуцианской утопией крепко намаялись. Даже при поверхностном знакомстве с историей Поднебесной видно, как времена императорских династий регулярно сменялись эпохами враждующих княжеств (и далеко не всегда можно сказать, что предпочтительнее), а численность населения могла в течение полувека упасть в десяток раз – не иначе, как от пренебрежения алтарями предков. А сколько раз просвещенные знатоки музыки и ритуала пасовали перед завоевателями – монголами, тибетцами, англичанами, японцами, русскими?Почему-то ордусская утопия непрерывно тлеет по углам. В сепаратистский заговор незалежных дервишей оказывается вовлечено чуть ли не все население Асланивского, то бишь Львовского уезда (среди прочего там упоминаются оплаченные митинги «древнекопателей»), включая наместника, силовиков и правоохранителей; разгадка тайны древней летописи в «Непогашенной Луне» (необходимо выяснить, какой из двух народов, населяющих закавказский Типлисский уезд испокон века был гостеприимнее) с поразительной быстротой и легкостью приводит к межнациональной поножовщине, а заодно и еврейскому погрому (как же без него). А по мере разворачивания эпопеи ордусские города вдруг обрастают мрачными окраинными районами (хутунами), обитатели которых отнюдь не отличаются утонченным воспитанием («Лисы-оборотни», «Победившая обезьяна»). Увы, эмоциональная нестабильность ордусян легко понятна и объяснима. В нашем мире есть только одна пора невинности – детство. И закономерно, что все занятия умиротворенных ордусян запоминают увлеченную детскую игру – то в церемонии, то в политику, то в казаки-разбойники, то в дочки-матери. Именно поэтому из уст героев эпопеи так естественно звучат цитаты из Конфуция, начинающиеся со слов «Учитель сказал…» Но если детям показывают новую игру – они так же увлеченно начинают играть в нее. И если новый учитель говорит нечто противоположное предыдущему – так ему виднее, он же взрослый… А сбегать за школу покурить – это вообще святое. Многие из нас пытаются сегодня уйти подальше в ордусскую жизнь – и небезуспешно. Чуть ли не каждый российский мидл стремится обзавестись занятным и сложным хобби. Лично на меня производит странное впечатление, когда солидные уже дядьки многими часами передвигают по столу солдатиков или обмениваются картами «Магической коллекции» - однако тут нельзя не признать и определенного момента зависти: в их жизни по меньшей мере на один источник позитива больше, чем в моей. И пускай наш рабочий день не пять часов, а все десять – зато к нашим услугами дворцы баодзы (тех самых хитроначиненных пельменей), чайные дома и эргэтоу «Мосэковская особая». А книг, фильмов и музыки достаточно на целую жизнь – и иногда появляются новые, достойные внимания. Например – Ван Зайчик (сам процесс чтения доставляет массу удовольствия, что ни говори. Да перенять несколько яшмовых речевых оборотов тоже не помешает). Семья… ну это кому как повезет; со временем везет почти что всем. Хотя, чтобы стать настоящим ордусянином, надо еще научиться смотреть сквозь пальцы, трясти головой и разводить руками – отстраняться от всего недостаточно позитивного и неизящного. В частности, от политики. Поскольку Учитель сказал: «Служи своим родителям, мягко увещевай их. Если видишь, что они проявляют несогласие, снова прояви почтительность и не иди против их воли. Устав, не обижайся на них». Именно такого отношения ожидают от нас сегодня Национальный Лидер и его присные. Противореча обладателю небесного мандата, мы вредим в первую очередь собственной душе и становимся подобны варварам, которые возвели противоречие в добродетель, назвав его «свободой», «демократией» и «правами человека». Борьба с этим заблуждением – священная миссия Ван Зайчика. Первый роман цикла – «Дело жадного варвара». Однако жадные варвары присутствуют и во всех последующих. Из одного «Дела…» в другое переходит французский профессор Глюксман Коваль-Леви, рыцарь демократии, бросающийся на помощь то асланивским (украинским) сепаратистам, то секте баку, поклоняющихся Обмену (карикатурным либералам). Разумеется, практически всегда он встревает не по делу и несет чушь («время от времени разносился бьющий по нервам, словно визг электрической пилы, торжествующий фальцет Кова-Леви»). В любом произведении Ван Зайчика, а также его «переводчиков», «консультантов» и комментаторов (все тех же Рыбакова с Алимовым) непременно наткнешься на дюжину-другую мелких покусываний западных варваров, их негуманных обычаев и их нелепых ордусских подражателей. Очевидно также, что авторы не испытывали затруднений с поиском имен для отрицательных персонажей: похититель православной святыни в «Жадном варваре» носит фамилию Ландсбергис, сам жадный варвар – Цорес, предатель-наместник в «Незалежных дервишах» - Кучум. Надо думать, если цикл будет продолжен, то Багатур и Богдан будут расстраивать козни и предотвращать преступления человеконарушителей с фамилиями Саакашвили, Райс, Ахтисаари и т.д.В «Дервишах», например, появляется «вольнодумица» и «свободословица» Валери, которую «большинство ордусян воспринимало как блестящего артиста-комика», а один из главных героев цикла, гений сострадания Богдан «сильно подозревал, что бедная женщина не вполне адекватно воспринимает реальность и сама сильно страдает от этого». Кстати, до сих не могу понять – почему Новодворскую считают сумасшедшей? Только от того, что ее «нормативы» мужества, честности и последовательности, гораздо выше, чем можно ожидать от людей? Сама-то она им, насколько можно судить, вполне соответствует. И то, что она говорит, в целом сводится к банальностями вроде «лишь тот достоин жизни и свободы, кто каждый день идет за них на бой». А в «Деле непогашенной Луны» авторы с характерным для них евро-китайским гуманизмом прокатываются по Андрею Сахарову. Разумеется, я не считаю Андрея Дмитриевича неприкасаемым (таковых вообще не существует), а его взгляды и мнения – недоступными критике. Однако, вопреки словам Учителя, предписывающим благородному мужу помогать доброму и не помогать недоброму, авторы создают образ благородного ученого не от мира сего, сошедшего с ума на почве своей ответственности за создание оружия, способного уничтожить мир. При том, что и историю Сахарова, и его «Размышления о мире, прогрессе и правах человека» знает на порядки меньше людей, чем составляет аудитория Ван Зайчика, получается именно помощь недоброму. Волей автора ордусские «свободословцы» при малейшем поводе начинают верещать о репрессиях и притеснениях (коих, в человеколюбивой и терпимой Ордуси, разумеется, нет), после чего у неосведомленного читателя складывается впечатление, что и в Союзе (пусть даже и чуть менее человеколюбивом) происходило тоже самое – притворные вопли одержимых тщеславием и желающих привлечь к себе внимание «мировой общественности». Хотя в нашей неконфуцианской реальности было примерно так: «…в тот же день начали принудительное кормление. Да как – через ноздрю! Человек десять надзирателей водили меня из камеры в санчасть. Там надевали смирительную рубашку, а сами еше садились на ноги, чтобы не дрыгался. Другие держали плечи и голову. А шлаг толстый, шире ноздри, хоть убей – не лезет. Кровь из носа – пузырями, из глаз – слезы ручьем. Хрящи трещат, лопается что-то, хоть волком вой. Да где выть, когда шлаг в глотке застрял – ни вдохнуть, ни выдохнуть, хриплю как удавленник. Врачиха, глядя на меня, тоже вот-вот разревется, но шланг все-таки пихает и пихает дальше. Потом через воронку наливает какую-то бурду – захлебнешься, если вверх пойдет. С полчаса подержат, чтобы всосалось, а потом начинают медленно вытаскивать шлаг. Как серпом по… За ночь только-только подживет, кровь идти перестанет – опять идут, ироды. Все сначала» (Владимир Буковский)Так что запомните, дети: права человека и гражданские свободы – это бездуховная, но фанатичная вера заморских чертей, а для нас с вами – дурная блажь, следование которой нарушает гармонию Неба и Земли и ведет ко многим бедам. Во всяком случае, лично вас эти невместные убеждения (а тем паче действия) могут привести к принудительному кормлению через нос. Гораздо надежнее уповать на мудрость обладателя Небесного мандата, сострадание следователя Возвышенного духовного управления и честность оперативника-человекоохранителя. Но есть одно право, которое я точно не уступлю до конца: это право не быть никому «единочаятелем», не быть органом целого – без моего на то добровольного и осознанного согласия. Как справедливо сказал Богдан Оуянцев-Сю, пытаясь вразумить лидера безумных игоревичей («Дело о полку Игоревом»), «клановым единствам должны прийти на смену объединения по духу, по убеждениям». И, кстати, да: Родина – это свобода.

Книги Хольма Ван Зайчика на Озоне

Все книги необычного писателя

Дело жадного варвара. Дело незалежных дервишей. Дело о полку Игореве
Книга
Автор:
Хольм ван Зайчик
Цена:
279.00 руб.
Вес:
823 г
развернуть
Первые три романа из знаменитого цикла Хольма ван Зайчика наконец-то опубликованы под одной обложкой. Блестящий детектив, отмеченный множеством премий, повествует о за...
Дело лис-оборотней. Дело победившей обезьяны. Дело Судьи Ди
Книга
Автор:
Хольм ван Зайчик
Цена:
279.00 руб.
Вес:
680 г
развернуть
Перед вами вторая цзюань - еще три детективных романа из знаменитого цикла Хольмана ван Зайчика "Плохих людей нет". И снова розыскных дел мастеру Багатуру Лобо по прозвищ...
Дело непогашенной луны
Книга
Автор:
Хольм ван Зайчик
Цена:
240.00 руб.
Вес:
490 г
развернуть
Скоропостижно умирает император, и принцесса Чжу Ли срочно возвращается в Ханбалык...
Мордехай Ванюшин, величайший физик современности, один из создателей ордусског...
Дело о полку Игореве
Книга
Автор:
Хольм ван Зайчик
Цена:
228.00 руб.
Вес:
320 г
развернуть
Казалось бы, в цветущей Ордуси все сообразно, однако череда неожиданных самоубийств бояр из Александрийского Гласного Собора вновь сводит вместе в одном деятельном рас...
Дело победившей обезьяны
Книга
Автор:
Хольм ван Зайчик
Цена:
71.00 руб.
Вес:
330 г
развернуть
Светлый мир Ордуси как будто померк: стылой зимой едет в Мосыкэ Багатур Лобо, отчаявшийся разобраться в своих душевных отношениях с любимой девушкой. Отпуск со Стасей пр...
Дело незалежных дервишей
Книга
Автор:
Хольм ван Зайчик
Цена:
86.00 руб.
Вес:
190 г
развернуть
После успешного расследования "Дела жадного варвара" пути Багатура Лобо по прозвищу Тайфэн и Богдана Руховича Оуянцева-Сю временно разошлись. Но вскоре судьба (или карм...

Комментарии

13 апреля 2008 в 15:30
 
Ставлю Вам первый плюсик!

Оставить комментарий

Поделиться с друзьями

Share on Twitter