1
5100

JethroTull

Jethro Tull - группа, названная по имени видного английского аграрного реформатора XVIII века. Основатель, лидер и наиболее творческая личность в группе Jethro Tull, певец и флейтист Йен Андерсон.

на сайте с 7 декабря 2007

Дискография

Дискография Jethro Tull

Описание модуля

Ян Андерсон - This Was - (1968)
- Stand Up - (1969)
- Benefit - (1970)
- Aqualung - (1971)
- War Child - (1974)
- Minstrel In The Gallery - (1975)
- Too Old to Rock 'n' Roll Too - (1976)
- Heavy Horses - (1978)
- Stormwatch - (1979)
- A - (1980)
- Broadsword And The Beast - (1982)
- Crest Of A Knave - (1987)
- Rock Island - (1989)
- Catfish Rising - (1991)
- A Little Light Music - (1992)
- Roots To Branches - (1995)
- Dot Com - (1999)

История группы

Jethro Tull

Описание модуля

Джетро Талл Йен Андерсон посещал художественную школу, пробовал свои силы в любительской группе Blades и долгое время находился в нерешительности, избрать ему карьеру музыканта или журналиста. Склонность к музыке победила и начиная с осени 1967 года он вошел в состав группы John Evan Band, полупрофессионального объединения, которое гастролировало в районе Блэкпула, откуда происходили почти все остальные из музыкантов: клавишник Джон Ивен, ударник Барри Барлоу, басисты Глен Корник и Джефри Хэммонд-Хэммонд. В попытках снискать популярность группа спустилась на юг Англии, ближе к Лондону, но здесь из-за недостатка ангажементов она распалась. Все, кроме Андерсона и Корника, разошлись по домам, но эта пара объединилась с лондонцами Миком Эбрахамсом (гитара) и ударником Клайвом Банкером, заложив группу Jethro Tull, названную по имени видного английского аграрного реформатора XVIII века.

Летом 1968 года Jethro Tull стали сенсацией блюзового и джазового фестиваля на стадионе в Кэмптон-Парке - но за рокеров их никто не принял. Вместе с такими группами, как Ten Years After и Chicken Shack, они располагались где-то вблизи английских ритм-н-блюзовых ансамблей середины 60-х годов (Manfred Mann, Spencer Davis Group, Fleetwood Mac и другие), но ближе к джаз-року.

Выдали успешные синглы Love Story и Living In The Past и отправились в продолжительное турне по США. Из их первого альбома "This Was" публике запомнилось исполнение композиции Роланда Кирка Serenade To A Cuckoo с андерсоновской флейтой и переработка традиционной мелодии Cat's Squirrel. Собственно, эти мелодии и явились наиболее характерными для творческих портретов Андерсона и Эбрахамса; хотя в группе единогласно склонялись к тому, что "все, что мы делаем, есть только шоу-бизнес" (Андерсон), споры о музыкальном направлении достигли апогея к концу 1968 года.

Разводом с Эбрахамсом ансамбль решил проблему двух лидеров и следующий альбом "Stand Up" Андерсон готовил сам, как автор и аранжировщик.

Ккогда Андерсон появлялся на сцене, у неподготовленного зрителя вставали волосы дыбом - артист больше всего напоминал бродягу с большой дороги, и разодранное пальто экстравагантного дудочника было слишком контрастным тем расшитым блестками костюмам, в которых выступали члены ансамбля Глиттера. Во время концерта Андерсон - блестящий шоумен. С флейтой, испанской гитарой, мандолиной или губной гармоникой он являлся центром любого выступления. Вместе с Миком Джаггером и Дэвидом Боуи в начале 70х трудно было найти лучшего представителя стилизованного сценического рока, этой лучшей доли Англии в мировой поп-музыке.

Что-то в нем есть от юродивого музыканта, в старомодном фраке с отрезанной левой фалдой, или от гаммельнского крысолова, с глазами вытаращенными, злыми и шаловливыми, стоящего на одной ноге. "Он постоянно находится в хореографическом движении. - замечал критик Вернер Буркхарт, - С безжалостной причудливостью он падает на колени, размахивает руками, как летучая мышь крыльями. В то время, как он играет перед микрофоном свои изнуряющие соло на флейте, он стоит только на одной ноге, другую он приподнял и машет ею в публику: Ганс-хромой, полу-Филоктет, полуканкан".

И еще одна интересная особенность ансамбля: он всегда подчеркивал свой "старобританский" имидж, и названием своим и тематикой многих своих песен ("Живущий в прошлом"), и сценическими манерами и масками. Одетые по моде эры Чарльза Диккенса, загримированные как для старинного фото, появлялись они на сцене. Музыка их в ранние времена звучала как "Электрически усиленная капелла Армии спасения" (Rolling Stone). Позднее они выступали в масках ныряльщиков, медведей, белого кролика Харви - шоу, которое было типичной английской смесью рока, бурлеска и комедийного театра Марти Фелдмана.

Год 1969 был для них очень удачным. Альбом "Stand Up" возглавлял списки в течение нескольких недель, сингл Living In The Past добрался в списках до пятого места, а в целом ансамбль занял второе место в анкете популярности Melody Maker вслед за Beatles. Это был их первый и последний успех такого рода - позже ни в этих анкетах, ни количеством проданных дисков они даже издалека не угрожали позициям Pink Floyd, Led Zeppelin, Yes или Genesis. Замену Эбрахамсу удалось найти не скоро; некоторое время с ними играл бывший гитарист Black Sabbath Тони Йомми (с ним они выступили на телевидении), а затем из множества кандидатов был отобран Мартин Барр.

Коммерческий успех в Штатах пришел внезапно и в огромных размерах. Вместе с отличной продажей дисков они с первого же выступления здесь получили статус "возглавляющих концерт". Отлично разошедшийся здесь диск "Benefit" потерпел, однако, относительную неудачу дома, в Англии, в сравнении со своим предшественником - первый знак того, что ансамбль решил добиться успеха в США ценой потери английских приверженцев. Артистически он не уступал альбому "Stand Up", включал в себя несколько чудесных композиций Андерсона с клавиатурным сопровождением Джона Ивена (помните группу John Evan Band), который в то время еще предпочитал музыке учебу в фармакологическом колледже.

Альбом "Aqualung" стал поворотным в карьере группы по многим признакам. Это была первая попытка Андерсона создать монотематическое произведение, концептуальный альбом, где вся вторая сторона посвящена изложению взглядов лидера группы на природу религии. Альбом этот, во-вторых, вызвал резкую поляризацию критиков, которая сохранилась и в нынешние времена: тогда как в одном издании тот или иной диск группы безудержно расхваливался, другой критик столь же безоговорочно предавал его анафеме. Суммируя такую противоречивую информацию из рецензий на диск "Aqualung", можно сказать, что, несмотря на тщательность разработки и изящность исполнения, в музыке Tull появились элементы напыщенности и претенциозности; местами она казалась довольно плоской и легковесной. Но, с другой стороны, нельзя не отметить ту эмоциональную насыщенность, которая в значительной степени была утрачена в следующих альбомах. Вот, например, строчки из титульной песни о старости, одиночестве умирающего туберкулезного больного: "Друг мой Акваланг, не бойся и не убегай, ты, старый бедный паршивец, видишь - это всего лишь я. Помнишь декабрьскую грязь, туман и мороз, когда лед, что висит на ушах, болит к сумасшествию. А ты, со звуком морского водолаза, схватишь свой последний хрипящий вздох, и цветы расцветут, словно летом безумства".

Диск был продан в количестве более миллиона экземпляров и подтвердил успех группы по обе стороны Атлантики. Но многое еще смущало покой поклонников ансамбля. Его выступления стали в какой-то мере утрачивать оригинальность, порой скатываясь в самопародию. Никак не мог установиться состав - в конце 1971 года ушел Клайв Банкер, оставив Андерсона единственным оригинальным членом группы. Ему на замену из Блэкпула срочно был призван еще один выпускник коллектива John Evan Band Барримор Барлоу, первой пробой которого стала запись суперсингла Life Is a Long Song. В течение 1971-2 годов непрерывно продолжались зарубежные гастроли - группа к этому времени получила немало упреков за игнорирование британской публики.

К выходу в свет альбома "Thick as a Brick" было объявлено, что для его создания Андерсон положил на музыку стихотворение восьмилетнего вундеркинда Джералда Бостока "Ужасно глупый", которое получило на ТВ премию и вызвало сильный протест общественных организаций. В результате учителя запретили мальчику принимать премию, потому что стихотворение содержало отрицание жизни, Бога и отечества; на конверте альбома все эти сведения подтверждались газетными вырезками. На самом деле эта история была не более чем демонстрацией размаха фантазии Андерсона. В текстах альбома что-то было от Ницше, что-то от Бодлера: полемика с поп-звездами, сочувствие тем, "кто проиграл в жизни и теперь валяется на улице", но главное - это непрерывный поток слов и музыки, которые нужно слушать вновь и вновь, но которым так трудно найти прямой путь к сердцу. Диск был целиком концептуальным - одна продолжительная музыкальная пьеса, тщательно сконструированная и безукоризненно отыгранная, но охарактеризованная в современной прессе, как непонятная и лишенная чувства.

Таким же и даже худшим образом был встречен и диск "A Passion Play", который сразу же был оплеван почти всеми роковыми критиками. Здесь поэтическая образность Андерсона зашла так далеко, что где-то вдруг стала самоцелью, оказалась без идеи, которая объединила бы и зажгла это необыкновенное скопище слов. Обсуждать альбом целиком трудно. Однако нельзя не услышать, как виртуозно исполняет некоторые места вокал Андерсона и как к нему завершенно примыкает жанрово неопределенная музыка, рожденная без всякой оглядки на все музыкальные моды и повествующая о той самой единственной, но еще несыгранной Игре Страстей, которую мало кто пережил. "Положила свою голову на мое неверие и искупала меня в своей вечной улыбке. И воем сопровождаемый иду по песчаному берегу, подгоняемый бандой джентльменов в кожаных пальто. Никого. Но кто-то же должен найтись!".

Можно найти на этих альбомах и провалы, но в целом реакция прессы и публики в 1973-4 годы в ретроспекции представляется необъяснимой: травля со стороны прессы и пустые британские залы во время концертов группы, а также более чем умеренная продажа альбомов в Англии (хотя в Америке дела обстояли лучше). Гениальный фантаст и умный делец Андерсон психологически к этой ситуации оказался не готовым и оскорбленно пообещал роковой общественности лишить ее своей благосклонности на "неопределенное время", прекратив выступления группы. Хотя на этом решении сказалось то, что коллектив был измотан непрерывными концертными выступлениями и начавшимися съемками фильма, оно оказалось непродуманным и вредным для группы.

Тем не менее в середине 1974 года она вновь принялась за работу, поселившись на время для записи очередного альбома "War Child" в швейцарском городке Монтре. Этот альбом задумывался сначала как саундтрек к упомянутому фильму, но бюджет последнего оказался перегруженным и черновые пленки его остались пылиться где-то на полках. Диск же вышел в свет в конце того же года. Для альбома "War Child" характерным оказался отказ Андерсона от концептуальной формы, вызвавшей слишком интенсивные нарекания критиков, в пользу песенного формата - в попытках воссоздать магию раннего периода деятельности группы. На нем были интересные места, но в то же время он оказался перегруженным звуковыми эффектами. Тексты, которые звучали в перерывах между разрывами гранат, были достойны начинающего графомана и весь коллаж в целом находился за пределами хорошего вкуса. Тем не менее лонгплей был тепло принят, а его успех закрепило появление в списках сингла Bungle In the Jungle, а также интенсивное турне возвращения.

Концерты 1975 года, казалось, возродили былую магию и экстравагантность ансамбля. Для придания своей комедии привычного блеска Андерсон использовал весь диапазон шоу-средств, например, четырех девушек в кудрявых париках, играющих на скрипках, с соблазнительным бельем из-под фрака дирижерши. Критики отметили изменения в акцентах. По мнению обозревателя Ульриха Олсхаузена, Андерсон поменял роль мизантропа на роль придворного шута. "Когда он по-лакейски раскланивается за аплодисменты, он знает, что своей покорностью он издевается над теми, от кого зависит".

Все эти изменения в мироощущении Андерсона в полной мере проявились на его следующем альбоме "Minstrel in the Gallery" - попытке в какой-то мере реабилитировать монотематическую форму. Во многих отношениях этот альбом, более осмысленный и эмоциональный, чем диски "Thick as a Brick" и "A Passion Play" и музыкально более завершенный и цельной, чем остальные, явился одним из пиков творчества группы. В нем вновь проявились почти все достоинства Андерсона. Характерно, что группа никогда не играла рок-н-ролл в чистом смысле этого слова и хард-роковой ритмики у них не услышать. Йен не был прототипом рокового вокалиста с монотонным, словно у часового механизма, голосом. Однако все, что ему требовалось, из рока он вынес и со свойственной ему энергией и находчивостью применил для создания законченных образцов модернового вокала, не ограниченного ни текстом, ни музыкой, выстраивая из весьма независимых предложений свод рассказа.

По его собственному признанию, Андерсон всегда был слишком стар для рока. Но и слишком молод для смерти, причем в последнее слово вкладывался смысл не потери популярности, как считали журналисты, а прежде всего утраты собственной личности. В альбоме "Too Old to Rock'n'Roll, Too Young to Die" рассказывалась (и показывалась на картинках типа комиксов на развороте альбома) история стареющего рокера Рэя Ломаса, пытающегося остаться верным идеалам своей молодости. История кончается хэппи-эндом и Рэй, благодаря воскрешению старого доброго рок-н-ролла, снова становится кумиром своих юных слушателей. На диске есть интересные звуковые пассажи и производящий впечатление вокал Андерсона. Слушатель верит ему, верит в то, что Йен сохранил еще вкус к музыке, однако неспособность Андерсона сжиться с шоу-бизнесом так и осталась в его душе. Титульную песню альбома можно отнести к числу самых печальных, на ней вокалист несколько раз менял тон. В конечном счете и этот диск можно внимательно читать, как книгу. Книгу, которую, в отличие от журнала, прочитав, отложить, а затем перечитывать снова.

"Песни из леса" ("Songs from the Wood") - самый фолковый альбом Jethro Tull - были сильны своим замыслом и восторженными песенными номерами. Этот цикл песен объединяют образы средневековой Англии, переплетающиеся с намеками даже на более ранние времена. Но вряд ли стоило считать "Песни" упражнением в "закачке" ностальгии. Ring Out, Solstice Bells можно было бы назвать рождественским гимном, взывающим к друидам и гномам. Cup of Wonder знаменует ежегодное весеннее возрождение природы: "Прими чашу древней мудрости", - взывает она. Hunting Girl - новый пересказ старинного сюжета о мезальянсе; Velvet Green и Jack-in-the-Green напоминают о медленно вымирающих патриархальных деревенских традициях зеленой Англии. Альбом определенно заявлял о своих намерениях с первых аккордов и первых строчек текста: "Позволь спеть тебе песни из леса. Сделать так, чтобы ты почувствовала гораздо больше, чем могла бы понять". Мелодии андерсоновской флейты и гитарные гармонии Барра отлично уживались друг с другом. Кстати, универсальный гитарист Барр играл что угодно, не выделяя особо ни один жанр, как любимый, но с детства прямо-таки ненавидел шотландский фолк. Однако Андерсон вел свой корабль именно этим курсом. "У меня нет времени искать академический подход к народной музыке, но всякий, в ком есть чувство своего народа или расы, ощущает это душой. Со мной такое происходит, когда я слышу волынку; хотелось бы делать музыку в подобном стиле, не стремясь к аутентичности".

Так же уверенно были выстроены "Тяжеловозы" ("Heavy Horses"), продолжившие намеченную линию. Главным предметом песен на диске явились лошади, собаки, мыши, кошки, флюгера и прочие причиндалы. Особенно выделялась титульная песня, немного грустный рассказ о загнанных лошадях, но более - гимн гордости этим шеффилдским, йоркширским и першеронским благородным созданиям. Пасторального эффекта, так чудесно нашедшего себе выражение на предыдущем альбоме, в целом достичь не удалось, но музыкальный язык этого времени - в основном преобладание акустических инструментов - наиболее красочно проявился на концертном двойнике "Bursing Out", одном из самых убедительных в истории рока. То был один из удачнейших моментов турне 1978 года, записанный на восьмидорожечный магнитофон. Кто никогда раньше не слышал Tull, пусть сначала поставит вторую из сторон, где из каждого тона флейты струится радость борьбы и тореадорская спесь, тотчас же вознагражденная взрывом восхищения публики.

Первое нервное расстройство у Андерсона случилось еще в 1973 году, но и тогда он не изменил запущенной программе. "Десять лет у меня не было воскресного отдыха, не было возможности выпить пива в трактире или посидеть дома у телевизора".

Здесь и был секрет великолепной сыгранности, элегантности и выверенности конструкции, которые восхищали зрителей на их лучших выступлениях. Если бы для хорошего альбома достаточно было новой, интересной концепции, поклонники Jethro Tull не могли бы на них жаловаться, поскольку Андерсон был настолько предусмотрителен, что не использовал одну тему более чем на двух лонгплеях. Но в случае дисков "Stormwatch" и "A" как будто сама природа снабдила эти произведения рассчитанной экологичностью, словно не веря, что Андерсон принимает участь полярных зверят и всей планеты так же близко к сердцу, как судьбу английских лошадей-тяжеловозов.

Заболел Глэскок. Для диска "Stormwatch" он записал всего три композиции и был вынужден оставить разъезды. Во время американского турне 1979 года его замещал Тони Уильямс, но на записи за бас-гитару взялся сам Андерсон. Он-то хорошо знал, почему больше не возвращался к песням из этого альбома. На задней стороне обложки огромный полярный медведь крушит лапищей какое-то здание, похоже, подводную электростанцию. Подобное чувство диссонанса возникает при сопоставлении текстов с музыкой и вокалом. Эта работа лишь претендует на величие, не достигая его. Результатом ее явились главным образом радикальные изменения в составе: на место окончательно ушедшего Глэскока (чуть позже он умер в результате неудачной операции на сердце) был принят упоминавшийся Пегг, а затем были уволены Ивэн, Палмер и Барроу. На место ударника был приглашен 20-летний Марк Крейни из Лос-Анджелеса, а в записи альбома "A", ознаменованного межпланетной тематикой, в качестве гостя объявился клавишник и скрипач Эдди Джобсон, незадолго до того оставивший супергруппу UK и продемонстрировавший здесь не только энергичную и эластичную игру, но и способность к соавторству. Диск, вначале планировавшийся как сольник Андерсона, стал для Jethro Tull первым шагом в новом походе, дальше от фолка, ближе к синтезаторам и остроте технопопа. Рецензенты обошлись круто и с альбомом, и с Андерсоном, и с Джобсоном, но Андерсон в ответном заявлении, как это у него водится, послал журналистов подальше.

Jethro Tull не оказались в числе великих, которым не повезло на рубеже 70/80х. Сразу два кровопускания, панковое и нововолновое, мало кто пережил. "Если бы мне было шестнадцать, я стал бы панком," - говорил Андерсон, и ему можно верить. В молодости он охотно играл грубый ритм-энд-блюз и воротил нос от отшлифованного соула из Мемфиса или Детройта. Его музыка никогда не взывала душераздирающе к неприступной красавице; она была, скорее, для дерзких мужиков, всегда готовых подраться, не боясь затрещин, пропахших вереском и навозом. Как почти у всех рокеров, андерсоновские планы, ощущения и оценки были, прежде всего, музыкальными, а о текстах думал в последнюю очередь.

На альбоме "Broadsword and the Beast" за клавишные вместо "звезды" Джобсона встал Питер-Джон Ветиз. В это время Андерсон был уже абсолютным властителем над судьбой и звуком Jethro Tull. Новый диск - начиная прямо с обложки - исповедовал некую "золотую середину" между "Аквалангом" и "Песнями леса". Ветиз и новый ударник Джерри Конвей соответствовали этому представлению, но, вероятно, самую большую долю в окончательный звук альбома внес продюсер Пол Самвел-Смит: пока Андерсон делал продукцию сам или с чьей-либо помощью, такой цельной и "андерсоновский" (понимай, роковый, фолковый, повествовательный, драматичный) звук ему не удавался.

Песня Fallen On Hard Times - одна из самых мощных за историю группы, и мало какой альбом кончается такой полной скромного очарования вещью, как минутная Cheerio. И другие, не менее изобретательные мелодии украшены отличными аранжировками. Главная тема песен - неуравновешенность, страх, порожденные человеческими разногласиями.

Но даже на этот раз, к сожалению, Андерсон не поставил второй раз на ту же, новоромантическую карту. В своей домашней студии он полностью выделал самый большой эксперимент в эволюции Jethro Tull - альбом "Under Wraps". С Барром и Пеггом, без ударника, которого Андерсон собственноручно заменил электронными ударными, отдаленно напоминавшими подобные экзерсисы Питера Габриэля, с резким звучанием синтезаторов и гитар. Сочетание всех элементов казалось логичным, но окончательный результат, нечто среднее между холодным комментарием и интеллектуальным взглядом на трагикомедию, работает едва ли вполсилы. Просто Андерсон всем своим существом, начиная с восторженного облезлого голоса, несколько не вписывался в это гладкое здание.

Неуспех альбома не мог отразиться на занятиях Андерсона - ни на разведение лосося на шотландском острове Скай (между прочим, любимом месте Доновэна, Пола Маккартни, Джека Брюса), ни на зверях его маленькой фермы близ Лондона, которой заправляет его жена Шона. И если бы этот романтический буян и его сподвижники Барр и Пегг действительно были такими холодными ремесленниками, какими их считают некоторые критики, они не знали бы забот. Но есть веские основания подозревать наличие у них иной системы ценностей. Знаете, почему Jethro Tull не жили в заграницах, как Rolling Stones, Дэвид Боуи или Ринго Старр? Потому что они попробовали это в Швейцарии, и через неделю им так захотелось домой, что охотно уплатили неустойку в 83%. "Я подумал, что лучше пойду в рабочий клуб или, еще скорее, надену приличный костюм и отправлюсь искать таланты для фирмы Chrysalis", - говорил Андерсон в действительно тяжелое для группы время.

Хотя его претензия на сольный альбом Walk Into Life не поднялась выше среднего уровня, диск "Crest of the Knave" представляет совершенную, блестяще сыгранную музыку. Однажды Андерсон заявил: "Самым лучшим нашим диском будет последний. Все остальные являются лишь дорогой к нему". Сколько еще поворотов будет на пути ансамбля, воспитавшего по меньшей мере два поколения хороших слушателей. Он может выступать дальше, удерживая взятый вес, вспоминая авантюрные песни и с шутками взирая на свой счет в банке, потому что члены его знают, что никто им не скажет: "Ну уж нет! Никаких еще двадцати лет!"

Альбом "Rock Island" отличался от своих предшественников монументальностью и более плотным саундом. В нем больше динамичности и жесткого драйва, нежели тех пасторальных элегий, которые раньше нередко встречались на дисках Tull. А разочаровавший многих альбом "Catfish Rising" обозначил возвращение к блюзовым корням.

Интервью с Яном Андерсеном

ЯН АНДЕРСОН (JETHRO TULL): “МЕНЯ НИКТО НЕ УЧИЛ СТОЯТЬ НА ОДНОЙ НОГЕ!”

Описание модуля

Ян Возможно, что в России классическая британская рок-группа Jethro Tull — состав, чье творчество предназначено для достаточно продвинутых меломанов. Тем не менее, пройти мимо факта выпуска 30 апреля (на CD) и 14 мая (DVD) концертного реюнион-альбома первого состава Jethro Tull (с гитаристом Миком Эбрахэмсом) “Songs From The Past” просто невозможно — нечасто рок-легенды такого калибра радуют ныне концертными альбомами. А кто ж откажется вдобавок к таким звуковым радостям еще и пообщаться с легендарным лидером Jethro Tull — певцом, флейтистом, композитором и мультиинструменталистом Яном Андерсоном? Однако вопрос “Трудно ли играть на флейте, стоя на одной ноге?” так и не был задан — ведь Ян не просто рок-звезда ныне, но и знатный владелец лососевой фермы... да и просто интересный собеседник. Что совершенно неукоснительно и было установлено в ходе пространного интервью.
— Jethro Tull всегда были и сейчас остаются превосходным концертным составом, но “живых” альбомов у группы не так уж и много...
— Я бы не сказал, что у нас мало опубликованных концертных записей. Мы же начали издавать свой концертный материал очень рано — еще в 1971-м на альбоме “Living In The Past”. И ведь кроме двух наших официальных концертников, “Live — Bursting Out” (1978) и “A Little Light Music” (1992), у нас вышла пара альбомов, скомпилированных их концертов, некогда записанных BBC для своих радиопередач. Предостаточно подобного материала можно найти и на сборниках, посвященных 20- и 25-летию группы, а еще в виде бонус-треков переизданий наших ранних альбомов. К тому же концертники интересно выпускать только тогда, когда твоя группа записывает на них всякий раз новую программу, а не одни и те же старые хиты. Хотя всю жизнь у меня было немало проблем с фирмами грамзаписи, я не могу сказать, что у Jethro Tull мало концертных альбомов. Их ровно столько, сколько надо, а может, даже и несколько больше.
— Юбилейные сборники на 20- и 25-летие Jethro Tull были очень хороши. А почему некогда анонсированный сборник к 30-летию группы так и оказался неизданным?
— Причина та же — разрыв наших отношений с Chrysalis, произошедший как раз накануне нашего 30-летия. Должен сказать, что в архивах группы все равно осталось не так уж много материала достойного качества, который стоило бы обнародовать. Разве что концертные записи, которые мы делали регулярно с начала 80-х — но вряд ли бы они были так же интересны, как различные студийные редкости.
— Jethro Tull с первых дней своего существования считался очень эксцентричной группой — со странным названием и инструментарием...
— Да это никакая не эксцентрика, а просто удавшаяся попытка заставить звучать группу по-иному, чем большинство тогдашних коллективов. Когда я начал свой путь профессионального музыканта, мне было 19 лет, и я играл на гитаре. Но я прекрасно понимал, что до звезд вроде Эрика Клэптона с моими навыками гитариста еще очень далеко. И я решил выбрать инструмент, игрой на котором я мог бы создать и свой стиль, и стиль своей группы. Поэтому я стал играть на флейте. И ведь к тому же Эрик Клэптон не умеет на ней играть! И Джими Хендрикс — тоже. Сначала про Jethro Tull говорили: “а, это та странная блюзовая группа, где певец играет на флейте!” И действительно, именно флейта, а не гитара Gibson, как у большинства составов, и сделала Jethro Tull очень заметной группой не только у критиков, но и у широкой публики. Благодаря флейте мы стали моментально узнаваемой группой — она-то и выделила нас из пестроты тогдашней рок-сцены. И даже теперь, 35 лет спустя, я не вижу известных флейтистов в мире рок-н-ролла. Оглядываясь назад, я думаю, что именно мое решение освоить флейту и привело к тому, что Jethro Tull стали такой известной группой и объехали весь мир. К тому же я горжусь званием лучшего рок-флейтиста мира! Лучшего, и чуть ли не единственного.
— Существовал ли персонаж, ставший прототипом для вашего знаменитого сценического шоу — маниакальной игре на флейтах, стоя на одной ноге?
— Прототипов, конечно же, не было, и меня, понятно, никто не учил стоять на одной ноге! Зато были музыканты, которые настолько много внимания уделяли шоу, что оно становилось как бы частью их музыки. И они-то и стали моими, так сказать, наставниками. В этом смысле на меня гигантское впечатление произвел Джими Хендрикс — вот уж был великий шоумен! Да и Кейт Эмерсон, работавший тогда с группой The Nice, был ничем не хуже — он стал первым музыкантом, устраивавшим такие дикие шоу со своими клавишными инструментами. Мне довелось работать и с Джими, и с Кейтом в лондонском клубе Marquee в самом конце 60-х, и вот на тех концертах я понял, как же это много значит — правильно строить шоу своей группы. Да я никого особенно и не копировал, зато Jethro Tull вскоре получили репутацию отличной шоу-группы. Мне нужен был инструмент максимально полного воплощения своей личности на сцене — им и стало шоу Jethro Tull. Но я никого не изображаю на сцене — не то что Дэвид Боуи, который всю свою карьеру только и занимался том, что играл разные роли, пусть и в рамках рок-музыки. А каков Дэвид на самом деле — никто небось не знает. Так вот, я на сцене играю только самого себя. Понятно, что мое шоу — это одно, а жизнь — совсем другое: в жизни я — малоприятный пожилой джентльмен, ха-ха! Иным журналистам даже непонятно: как такой жизнерадостный рокер, как я, может быть таким мрачным вне сцены и пребывать в дурном настроении. Но я вообще считаю очень удобным пребывать в плохом настроении. Чудеса человеческой природы, ха-ха!
— Звучание Jethro Tull как единой группы очень трансформировалось с наступлением 80-х, и ваши классические альбомы, остались, пожалуй что, в прошлом. В чем была причина подобной эволюции?
— Рубеж 70-х — 80-х стал эпохой второй технической революции в истории рок-музыки. Если само возникновение рок-н-ролла было тесно связано с электрогитарами марок Fender и Gibson и органом Hammond, то появление синтезаторов, сэмплеров, электронных ударных и ритм-блоков в начале 80-х дало не только совершенно новую музыку, но и вполне естественное желание музыкантов осваивать этот новый инструментарий. Возможно, все британские первопроходцы электронной музыки, такие как Гэри Ньюман, Soft Cell и Human League не так уж были интересны с точки зрения собственно музыки, зато с освоением новых технологий у них все было в полном порядке. И что оставалось делать таким группам, как Jethro Tull? Или сказать: “все это — полная ерунда, мы лучше будем продолжать играть на своих гитарах”, или попробовать освоить новые технологии звукозаписи и продюсирования и посмотреть, что они могут дать нашей группе. Мы выбрали второй путь, и все 80-е пытались инкорпорировать компьютерно-сэмплерные технологии в нашу музыку. Да, они оказались очень важны для нас, но все же не настолько, насколько мы полагали в самом начале их освоения группой. Все-таки необходимо сосредотачиваться на написании песен, а не на работе с очередным компьютером! Я так и остался “акустическим”, как я говорю, музыкантом, и для меня самое важное — работать на сцене с профессионалами своего дела, причем не даже обязательно приятными людьми. Главное, чтобы они хорошо умели играть на своих инструментах. Надеюсь, ты понял: я — за то, чтобы технология находилась под контролем музыки, но уж никак не наоборот. Пожалуй, наши эксперименты со звуком закончились с выходом альбома “Rock Island” (1989), и вот уже на протяжении почти 15 лет Jethro Tull — это группа, которая привела все современные звуковые технологии в соответствие с собственным музыкальным материалом.
— Как удается сосуществовать Яну Андерсону, старому рокеру и лидеру Jethro Tull и Яну Андерсону — одному из крупнейших владельцев лососевых ферм в Британии?
— Если говорить о себе, то я не ощущаю себя таким уж богатым фермером. Да, в 70-е я захотел получить более гарантированные доходы, нежели те, что дает музыка, и вложился в приобретение лососевой фермы. Тут большую роль сыграл мой интерес к сельскому хозяйству. Однако я не могу назвать себя таким уж богатым фермером — весь доход от фермы идет в развитие производства на ней, и спустя 20 лет я обнаружил, что мой интерес — не лосось, а другое промысловое существо. Я не хочу больше быть богатым фермером, разводящим лососей, а хочу быть богатым фермером, разводящим омаров или кого-нибудь еще, ха-ха! В общем, я так и не обогатился за счет своего фермерства — иногда мы теряем даже больше своих доходов, ведь рыбоводство — очень непредсказуемое занятие. Но все равно очень интересное и важное для будущего человечества. Только от продажи альбомов Jethro Tull у меня доходы все равно больше...
— И напоследок — стандартный вопрос о Top-5 ваших любимых альбомов Jethro Tull...
— Наш второй альбом “Stand Up” (1969) — это первая работа со стилистически разными песнями, а не просто блюзами. Затем, что очевидно, “Aqualang” (1971). Третий альбом — “Songs From The Wood” (1977), ведь это же просто эталон звучания Jethro Tull как единой группы. Затем — “Crest Of A Knave” (1987), ведь песня “Budapest” с него — один из лучших номеров Jethro Tull. И, наконец, “Roots To Branches” (1995) — просто хороший альбом безо всяких объяснений! И я хочу сказать, что мои любимые альбомы Jethro Tull — это еще и все концертные работы, поскольку наш материал гораздо лучше слушается вживую. Я предвижу, что “Songs From The Past” тоже станет моим любимчиком!

26.05.2002
Всеволод Баронин

Сайты, посвященные творчеству группы

Официальные и неофициальные сайты

Jethro Tull

Jethro Tull - Life's A Long Song, 1971

клип Jethro Tull

1971 год

Jethro Tull - Too Old to Rock'n'Roll and Pied Piper - 1976

Клипы

1976

Jethro Tull Songs From The Wood

Песни Леса

живое выступление

Jethro Tull - Boureé

Клип

Jethro Tull - Boureé

CD на озон.ру

Приобрести CD

Jethro Tull на озон.ру

Jethro Tull. Rock Island
Книга
Автор:
Jethro Tull
Цена:
569.00 руб.
Вес:
100 г
Представляем вашему вниманию ремастированное издание альбома 1989 года "Rock Island" английской арт-, хард- и фолк-рок-группы "Jethro Tull".
Jethro Tull (mp3)
Книга
Автор:
Цена:
197.00 руб.
Вес:
100 г
Общее время звучания - 5 ч. 9 мин.
Диск содержит 64 трека в формате mp3.
Ian Anderson Plays The Orchestral Jethro Tull
Книга
Автор:
Цена:
433.00 руб.
Вес:
100 г
развернуть
01. Eurology
02. Calliandra Shade
03. Skating Away On The Thin Ice Of The New Day
04. Up The Pool
05. We Five Kings
06. Life Is A Long Song
07. In The Grip Of Stronger Stuff
08. Wond'ring Aloud
09. Griminelli's Laument
10. Cheap Day Return
...

Комментарии

Оставить комментарий

Поделиться с друзьями

Share on Twitter