2
6530

К ИСТОРИИ РАЗДЕЛЕНИЯ ИЗОТОПОВ УРАНА ДЛЯ АТОМНЫХ БОМБ

ДОПОЛНИТЕЛЬНОЕ ЧТЕНИЕ. Чтобы не перегружать изложение по основной линии в эту часть вынесены заметки, имиющее к ней лишь косвенное отношение

на сайте с 17 января 2009

ОСТОРОЖНО ДЕЗИНФОРМАЦИЯ!

В  самом начале нашей истории разделения изотопов  (см. «Визит Терлецкого в Копенгаген») приведена обширная цитата из мемуаров Судоплатова с перечислением имен физиков и проблем, рассмотренных Терлецким на встрече с Бором. В текст такой тщательно разработанной дезинформации вклинился явный ляп:
            «Капица как-то посетовал, что у него сохранился в плохом состоянии лишь один экземпляр книги о русских инженерах, написанный его тестем - академиком Крыловым, крупнейшим инженером-кораблестроителем. Я прибег к услугам специальной правительственной типографии - книгу напечатали в двух экземплярах на отличной бумаге. Капица послал один экземпляр Сталину, надеясь попасть к нему на прием».
    Что за дела? Какая типография, пусть даже и правительственная, т.е. Совнаркома, находившаяся долгое время в здании ГУМ’а, станет печать книгу тиражом 2 экз. Если присмотреться, то ни в одном предложении здесь правды нет, не считая, конечно, того, что  академик Крылов был тестем Капицы и, действительно, «крупнейшим инженером-кораблестроителем». Все остальное, как в ответе на вопрос армянского радио – «Правда, что Петросян вийграл в лото автомобиль Чайка?». «Да, правда, только не Петросян, а Тевосян, и не автомобиль, а швейный машинка, и не в лото, а в карты, и не вийграл, а проиграл».  В книге сына генерала Судоплатова [1] это место перепечатано без  изменений и пояснений. Какую смысловую нагрузку все-таки  мог бы нести сей фрагмент и на кого он рассчитан?  Мы не специалисты по дезинформации, поэтому обратимся к фактической стороне вопроса.              
     Речь здесь не может идти ни о чем другом, кроме как о рукописи Льва Гумилевского «Русские инженеры». Ее Капица послал Сталину с письмом от  2 января 1946г. Несколько выдержек из него было использовано нами в качестве тезисов при изложении ранней истории наработки оружейного урана в СССР.  Хотя бы поэтому следует дать пояснение. Тем более, что   письмо Капицы  в  ряде текстов патриотической ориентации различных достоинств выглядит брошенным камнем, поднявшим волну компании за русский патриотизм и  гордость русской мыслью и т.д.. Письмо содержало патриотическую тему, но все было уж не так примитивно, как  это выглядит у Судоплатовых.

 

 

. Андрей Судоплатов. "ТАЙНАЯ ЖИЗНЬ ГЕНЕРАЛА СУДОПЛАТОВА "

Тайная жизнь генерала Судоплатова. Правда и вымыслы о моем отце. Книга 2
Книга
Автор:
Андрей Судоплатов
Цена:
404.00 руб.
Вес:
550 г
развернуть
`Я долго руководил службой разведывательно - диверсионных операций в советских органах безопасности с конца 30 - х до начала 50 - х годов, включая период Великой Отечеств...

СВИСТОПЛЯСКА С «РУССКИМИ ИНЖЕНЕРАМИ»


      Капица и Гумилевский познакомились еще до войны в ходе беседы Капицы с группой писателей.   Научно-популярные книжки Гумилевского по истории техники ему понравились. К концу 1945г. для издательства «Молодая гвардия» Гумилевский подготовил вышеуказанную рукопись. Перед запуском ее в печать надлежало получить отзыв. Автор вспомнил о расположении к нему Капицы, лучшего рецензента и придумать было нельзя. Официально ему направили  экземпляр рукописи. С отзывом получилось все оперативно быстро,  и обрадованный автор, забыв взять экземпляр рукописи, с полученным из рук Капицы отзывом поспешил в издательство.    
         Положение самого Капицы, как блестящего русского инженера, в то время было далеко не блестящим. Камень в Берию он бросил. Без последствий это, конечно, пройти не могло. Первый ответный камень будет пущен в Главкислород. Начиналась организованная травля Капицы. Его кислородному турбодетандеру противопоставлялась поршневая машина немецкой фирмы Линде. Очевидно, он воспользовался подвернувшимся случаем и к месту показал «корифею всех наук» рукопись по теме. Реакция Сталина на книжку была положительной, тут все и завертелось. Ничего о подоплеке бедный Гумилевский знать не мог, но дурные предчувствия  в него закрались.      
         Тут же автор «Инженеров» был вызван в ЦК ВКП(б) на Старую площадь к зав. отделом агитации и пропаганды т. Александрову. Тот распорядился, чтобы параллельно с "Молодой гвардией" книгу подобающим тиражом срочно выпустил Гослитиздат, с которым Гумилевский поспешил заключить договор. С автором все стали особо вежливы и почтительны. Словом фантастика! И вдруг - полный абзац. На вопросы, в чем дело, старались не отвечать или  говорили что-то невнятное про атомную энергию и вообще. Причем тут атомная энергия? В книге о ней ни слова. Постепенно ситуация стала проясняться. В марте 1947г. книгу пустили таки в печать при условии изъятия страниц, связанных с Капицей. У Гумилевского на этом злоключения не кончились, но с Капицей они уже не  были связаны. [2]

Presto vivo


Современная  установка разделения воздуха низкого давления =========================================================
   Опытные установки Капицы по разделению воздуха работать долго не могли, так как давали столь много жидкого кислорода, что его не куда было девать. Планировался перевод домен «Новотульского» металлургического завода на дутье, обогащенное кислородом. Капица восторженно писал: "Заключительный аккорд Балашихинской симфонии прекрасен. Давайте следующую, Тульскую симфонию, проведем в темпе presto vivo".
      Но дирижером был известно кто. Его специально подобранная "похоронная" комиссия коряво, но справилась с поручением: Капицу сняли с поста начальника Главкислорода, а работы по турбодетандеру были свернуты. На причинах снятия его с поста директора Института физпроблем мы уж тут отвлекаться не станем.  
        «Тульскую симфонию» сыграли по трофейным старым немецким нотам. Сначала просто вывезли  из Германии установки разделения воздуха «Линде – Френкль», а потом их стали  «слизывать» с установок  «Гейландт». Сталинского патриотизма хватило лишь на замену немецких названий на свои - КТ (установки Капицы шли, наоборот, под маркой ТК). Со временем, после расстрела дирижера Берии к ТК вернулись.  Сколько страна потеряла на этой принципиальной склоке?
       В 1956г. сотрудники созданного Капицей НИИ Кислородного машиностроения испросили его согласия на включение в список соискателей   Ленинской премии за "Создание и освоение комплексного оборудования для широкого внедрения технического кислорода в промышленности". Он ответил отказом. За что? [3]

ЦЕННАЯ ШУТКА


      С Паулюсом Гейландтом Капица был знаком лично. Вот конспект рассказа самого Петра Леонидовича об этом. Когда он работал у Резерфорда, к нему обратились за консультацией два немецких инженера из фирмы "Линде и Гейландт". Эта фирма собиралась подать иск на "Бритиш Оксиджен", нарушающую их патентное право на контейнеры для жидкого воздуха со стекловолоконной изоляцией. Капица предостерег  - иск может быть отклонен, поскольку использование такой изоляции прямо вытекает из известных положений физики:
       «В 1905 году один блестящий польский теоретик, Смолуховский, опубликовал работу, в которой он показал, что если свободный пробег молекул газа больше размера частицы, такая среда обладает очень малой теплопроводностью».
"Бритиш Оксиджен" у Капицы не консультировалась, дело в суде проиграла и заплатила 300 000 фунтов.

            Возвращаясь после отпуска в Кембридж, Капица оказался гостем Гейландта, который пожелал с ним познакомиться и как-то отблагодарить за молчание. Он предложил Капице остановиться в его доме, предоставил автомобиль и пр. Конечно, Капице интересно было посмотреть технику фирмы. Его, как заядлого автолюбителя,  впечатлил также автомобиль с реактивным двигателем на смеси кислорода и спирта, который сделал Гейландт. В конце визита Капице  «захотелось подшутить над Резерфордом», он сказал гостеприимному хозяину: 
    «Вы знаете, Кавендишской лаборатории требуется установка для получения жидкого азота, и если вы подарите такую установку Резерфорду, я был бы вам очень благодарен».
     «О, конечно, - сказал он, - я тотчас же дам указание передать вам самую современную установку, и мы отправим ее в лабораторию Резерфорда. Я сделаю это с большим удовольствием». 
            Резерфорду шутка понравилась, но когда выяснилось, что придется заплатить пошлину порядка 250 фунтов (50% стоимости установки) он сказал: 
 «У меня нет денег на таможенную пошлину». 
            В конце концов, удалось пробить разрешение на беспошлинный ввоз, и Гейландту пошло письмо с просьбой прислать полную спецификацию на груз. Подошло время новых отпусков, а после 3-4 месяцев выяснилось, что установка так и не растаможена. 
            «Немцы народ очень аккуратный, они любят, чтобы все было в порядке. Отправляя нам эту установку, они знали, что нам придется ее монтировать и будут поцарапанные места, которые нужно будет закрашивать. И они послали нам вместе с установкой банку с краской для закраски этих царапин. Но этой маленькой банки не было в спецификации. И ящики не были пропущены, потому что груз не соответствовал спецификации». 
            Банка краски почти ничего не стоила, но за хранение груза надо было выплатить приличную сумму. «Резерфорд сказал, что это его не касается, кто виноват в задержке, пусть тот и платит». Так что Гейландту еще пришлось заплатить и штраф за неполную опись. «Эта азотная установка работала в Кавендишской лаборатории в течение двадцати лет». [4]

ФИНИШ


                     Гейландт и его реактивный авто

                       «Гейландт был великолепным инженером, действительно первоклассным инженером, обязанным всем достигнутым самому себе. Его холодильный цикл стал крупным вкладом в криогенную технику. Однажды, в конце войны, в 1945 году, мне доложили, что один немецкий генерал, которого взяли в плен, утверждает, что я его друг. Кто же был этот генерал? Это был Гейландт.

            Тут я вспомнил, что его реактивный двигатель, как мне ранее сообщили, постепенно превратился в самолеты-снаряды Фау-2, которыми немцы бомбардировали Англию. Он тоже нес за это ответственность. Я не хотел встречаться с этим генералом, и я не знал, как поступить. Я попросил одного из моих помощников встретиться с ним и узнать, что он хочет от меня. Мой помощник посетил его в тюрьме, и Гейландт сообщил ему, что он хотел бы дать Советскому правительству полную информацию о немецких кислородных заводах.

- Попросите его, - сказал я, когда мне об этом сообщили, - изложить в письменном виде все, что он хотел передать Советскому правительству, и передать мне этот материал.

Вскоре я этот материал получил, он был на немецком языке и содержал полное описание кислородной установки. Все, о чем он писал, нам было уже известно. К тому же в этой области благодаря турбодетандеру мы были впереди. Однако Гейландт не написал ни слова о Фау-2, а вот об этом мы тогда действительно мало что знали. Я не знал, как поступить, но через два дня мне сообщили, что он скончался от сердечного приступа в лагере военнопленных. Так закончился жизненный путь Гейландта».
[4]

ССЫЛКИ

Комментарии

Оставить комментарий

Поделиться с друзьями

Share on Twitter